Аниме-радио, нарута, аниме-игры онлайн, картинки

Блоги аниме-клубов полуострова, отчеты по аниме-фестам, личные галереи художников, интересные новости с аниме-полей, открытое общение отаку



03-02-09 20:47:23 #1: Nair

Стабильный
Откуда: П-Камчатский
Здесь с: 05-11-08
Сообщений: 70
Рейтинг :   

Одержимый духами

Автор: Nair
Название: Одержимый духами
Жанр:  приключения/драма
Рейтинг: PG-13
Саммари: После долгой разлуки Тамао суждено встретить старого друга. Но будет ли воссоединение счастливым или девушку ждет горькое разочарование?
Дискламер: не претендую на идею и героев Хироюки Такея
Заметка от автора: Это было давно, и по тому не правда lol Этот фанфик был написан около 2 лет назад и включает в себя около 8 глав, не считая зачина и концовки. Лок фактически высосан из пальца, ибо о нем упоменается лишь в одной серии аниме и то вскользь. Зато как в итоге "далеко" полетела фантазия, даже перечитывать страшно. Не говоря уже о том, что отсутствие беты, чуть не угробило автора, в его жалких попытках привести сей опус в читабельное состояние. Поэтому, приятного вам чтения.... lol

ПРОЛОГ
   Закат окропил кроваво-алым светом верхушки деревьев, а ветер чуть слышно шептался с ветвями, будоража черных стрекоз.
    Мальчик сидел на ступеньках храма Синта, сосредоточенный и задумчивый. Мысли роем вились в голове юного шамана: я стану сильнее, никто не сможет помешать мне, достичь вершин ремесла, даже Тамао. Она вздумала отговаривать меня, узнав причину ярой решимости, она тоже недооценивает меня, как и все, как и всегда.
    Размеренная поступь шагов прервала природную тишину этого места: ну наконец-то, он здесь. Низенький старец вошел во врата святилища, задумчиво вглядываясь в красоту уходящего вечера: когда живешь на свете столь долго, начинаешь, ценит каждое прожитое мгновение. И опыт прошлого меняет твой взгляд, видишь ли ты беспечность юности или же расчетливый склад зрелых лет. Ничто не длиться вечно, мир перерождается каждое мгновение, вместе с тобой и другими людьми. Так заведено испокон веков, так было и так будет.
- Мой неразумный ученик, что привело тебя ко мне на этот раз? – старый мастер не удивился приходу подопечного, этот ребенок, живя в тиши и покое усадьбы их клана, ни на минуту не успокаивался, подобно роднику, бьющему неугасаемой жаждой жизни из недр земли. Горячность и энергия этого мальчишки вели его вперед, помогая преодолеть даже самые тяжелые испытание, но и они же подводили его к той роковой черте взросления, к переходу которой маленький шаман был еще не готов.
- Учитель Йомей! – лихорадочно проговорил парнишка, приветствуя своего наставника низким поклоном: обычно дань уважению этот жест сейчас был скорее заискивающим, мальчик потерял львиную долю уверенности, представ перед учителем. – Мне необходимо с вами поговорить, если вы позволите?
- Ну что ж Лок… вижу, ты хочешь сказать мне о чем-то действительно важном - Асакура Йомей вдумчиво смотрел на десятилетнего мальчишку - Ты умело скрываешь свои чувства, но глаза выдают тебя, ты взволнован? – маленький собеседник потупил взгляд, стараясь скрыть от воспитателя свои страхи.
    И мастер, и ученик неспешно двинулись к древнему строению, в этот миг Лок вновь загорелся огнем энтузиазма, юный шаман не привык пасовать перед трудностями, его будоражило недостижимое и запретное, заставляя разум поработиться далекой мечте.
    Когда нетерпеливый ребенок вошел вслед за наставником в святилище он уже не допускал и мысли об отступлении.
- Ну что ж, садись – старик уже расположился на полу посреди зала, выжидающе всматриваясь в решимость и волнение мальчика.
- Сенсей, я хотел довести до вашего сведенья, что собираюсь ускорить свою подготовку – излитый поток самоуверенности несколько удивил Асакуру - старшего: это дитя считает себя способным решать, что для него лучше, а что нет. Ну что ж посмотрим, как далеко зайдет он в своем стремлении.
- И как же, позвольте узнать, ты собираетесь это сделать Лок? – ответ уже появился на поверхность не оставляя места для сомнений.
- Я войду в туннель Тартар – звонко произнес мальчишка, поднимая горделивый взгляд на учителя, для него сейчас не существовало слова «нет».
- Ты отважишься войти в черную бездну потерянных душ, грань между миром мертвых и миром живых? Ты либо безрассуден, либо глуп! – на лице старого шамана появилась ели заметная ухмылка – Мальчик мой множество шаманов до тебя входили во врата тьмы и не возвращались, множество еще войдут туда без тени сомнений и сгинут на век, не будь столь самоуверен. Ты еще недостаточно силен для таких испытаний и не достаточно взросл, чтобы принимать такие серьезные решения.
    Тускнеющий блик исчезнувшего светила в последний раз скользнул по бумажному орнаменту закрытой двери, погрузив засыпающую окраину Изумо в туманную синеву наступающей ночи.
    А в душе юнца разгорался огонь непокорности: Лок был слишком самолюбив, чтобы признать, собственное несовершенство. И Йомей это понимал, осознавая ту безотложную истину, пылающую в глазах ученика: чем больше он переубеждает мальчика, тем больше его воспитанник жаждет запретный плод. Так или иначе, но слово учителя уже не было веским доводом для его подопечного, и в запале чувств молодой шаман готов был пойти на крайность:
- Но Сенсей! - резкий выкрик отозвался суровым взглядом наставника, Лок понял, что этого он не должен был делать, но дракон вырвался из западни, и скрыть необузданную ярость было уже невозможно.
- Ты вправе поступать, как пожелаешь, но я не одобряю сделанного тобою выбора, и если ты выживешь  - глухая пауза слилась с тишиной ночи. – То к нам больше не вернешься! - застывший взгляд ребенка нарвался на глухую стену отчуждения - я все сказал, теперь можешь идти - шаман бросил взгляд полный грусти на ученика, покидающего прежний путь, ведомого амбициями и мечтами. Что, в сущности, ведет к несбыточному? Пожалуй, даже сам мальчик не смог бы назвать истинной причины своей зависти к чужой силе. И как жаль, что дорога жизни ведет его в никуда.
   Маленький шаман молча прощался с уже ставшим для него родным храмом великой семьи, издалека все казалось таким новым, будто он видел этот дом впервые, в глаза бросались мелочи, которых Лок раньше не замечал и вещи которые знал слишком хорошо. Странно было вот так покидать убежище. В одно мгновение непослушный ученик осознал, сколь тяжек новый путь, но он был уверен в выбранной дороге и не собирался сдаваться… он никогда и никому не позволил бы называть себя трусом.
    Тамао… ровесница и единственная подруга сейчас сидела у пруда, думая о нем, волнуясь… и ожидая…ему, так хотелось, чтобы она его поддержала, но девочка лишь вторила словам сенсея, словно в голове у нее не было ни единой своей мысли. Ученица готова была выдать чужую волю за свою, лишь потому, что боялась принимать собственные решения.
    Мальчик оторвался от созерцания знакомого уюта, ему не хотелось больше тянуть: либо сейчас либо никогда. И он вступил на избранный путь, бредя через сумрак леса к невиданной тьме, черноте мертвого покоя. С каждым мгновением он ощущал свою близость к чему-то великому и восторженно верил в себя и свои мечты. Каждый удар сердца проносил по телу будоражащее волнение, тревогу перед огромным свершением.
    Наконец шаман увидел, запрятанный в скалах туннель. Режущая чернота прохода пробивалась сквозь мрак ночи: с этих мгновений мир вокруг мальчишки вдруг стал казаться блеклым подобием действительности.
    Лок сделал последний шаг, когда сумеречное светило сковали облака, даже они были против него в этот миг, но он вступил в тень запретной стороны тут же поглощенный порогом забвения и безмолвием будущих лет.

    Тамамура Тамао с грустью всматривалась в осколок луны: забавный рожок, подвешенный к небу, лишь отчасти даровал свет спящим пролескам провинции. Горечь прошедшего дня слилась с воспоминаниями о прошлом, все уже было позади: турнир, окончившийся так внезапно, разъезд друзей и ее возвращение к сенсею. Четыре года тишины поместья и его уход - как же давно это было.
- Мне так хотелось бы, чтобы ты вернулся - девушка с тоскою всмотрелась в отражение на глади озерца: шестьсот лет истории в одно мгновение мелькнули в глубине водоема, напомнив шаманке о том чего у нее никогда не было.
    Месяц спрятался за облаками, страшась заглядывать в сумрак потаенного туннеля, это был, пожалуй, единственный лаз, забытый светом звезд и светил, край кромешной тьмы.
    Чуть слышное шарканье сливалась в единое целое с шепотом ветра и дразнящей капелью сокрытого родника, природа замерла, вслушиваясь в зловещие звуки из тьмы «дороги к мертвым».
    Смутный силуэт изверг Тартар, лишь на мгновение, открыв свой лик окружающему миру и вновь отгородившись от жизни бурлившей снаружи. Под ночным небом теперь стоял юноша, сгорбленный и одетый в лохмотья с белой кожей мертвеца он взирал в муть кружащейся реальности, не видя ни тьмы, ни света.
- Тамао – хриплый шепот и вновь тишина, способная вложить страх в любое даже самое отважное сердце.

Неактивен

Метки: [shamanking, фанфик]
 

04-02-09 09:46:11 #2: Taichou

сцуко-ня
Bleach fan
One Piece fan
О.С.А.Ка
Откуда: рядом с Ильпаллацио-сама-а-ах!
Здесь с: 05-10-08
Сообщений: 132
Рейтинг :   

Re: Одержимый духами

Проду) ето ня!)


Ищу истину. В вине.

Неактивен

 

04-02-09 21:51:44 #3: Nair

Стабильный
Откуда: П-Камчатский
Здесь с: 05-11-08
Сообщений: 70
Рейтинг :   

Re: Одержимый духами

Глава 1
Обыденности жизни. 
Утро подвивало прохладой: восставшее солнца еще не успело согреть своими лучами охладевшую землю. Капли росы - слезы прошедшей ночи изумрудными горошинами лежали на траве, отливая цветными радужками в лучах огненного светила, одинокая песнь цикад неслась через лесную чащу, прорезая застоявшуюся тишину.
    Безмятежность ранних часов прервал отзвук топочущих ножек: сквозь заросли осоки на пруду Асакуру шумно прорывалась Тамао. Девушка лихорадочно подтягивала край кимоно в надежде уберечь девственно-белоснежный ткань от непокорных пятен, наконец, вынырнув из скопа озерной травы, она достигла своей цели – главного здания поместья, где жили и работали все члены семьи шаманов. С гулким шлепаньем босых ног Тамамура проскочила за дверь, лишь после этого остановившись, чтобы перевести дух.
- Учитель Йомей, учитель Йомей - захлебываясь словами, завопила юная ученица, взволнованно оглядывая маленькую кухоньку – У меня снова было видение!
- Что же такого страшного ты увидела, раз выскочила из постели, даже не надев туфли, Тамао - чан? – задорный женский голос несколько смутил запыхавшуюся девушку. Когда шаманка немного отошла от бешеного темпа пробежки то заметила, что сенсея в комнате нет, а вместо него в уютном обиталище запахов и вкусностей находилась Асакура Кейко, она лукаво подмигнула девочке, предугадывая грядущий разговор.
- Кейко - сан, вы уже вернулись? – промямлила сбитая с толку Тамао – Так скоро? – поездка в Осарезан должна была отнять у мико как минимум недели две, если не больше.
- Плохой климат, холодные вечера, злобные Они… я заскучала и решила вернуться пораньше – отрапортовала Кейко, стряхивая со стола хлебные крошки – Ну а теперь расскажи мне, в чем причина твоих волнений? – материнские обязанности за не имением любимого чада приходилось обыгрывать на воспитаннице.
    Шаманка с минуту вспоминала, что же она собственно хотела сказать, пока смутная пристыженность не сменила место прежнему беспокойству:
- Я видела злого духа во сне – страдальчески протянула Тамао, обращая жаждущий ответов взор на Асакуру. – Я не уверена, но, кажется, он угрожал кому-то… даже не знаю, может, это был только кошмар… все так неясно - девушка заплутала в дебрях собственных мыслей, совсем забыв, что находится в комнате не одна.
- Успокойся Тамао, уверена все будет в порядке -  сочувствующе произнесла Кейко.   
Внезапно деревянная дверь с шумом отворилась, впустив в помещение поток прохлады и одного задумчивого старца, Асакуру Йомея.
- Хм… Тамао! – учитель с сонным любопытством отметил еще одного члена семьи, так нежданно проявившегося в это утро – Ты случайно одежду с просушки не убирала? – этот вопрос несколько удивил Тамамуру, результатом чего стал непонимающий взгляд и сморщенный в задумчивости лобик.– Значит, не убирала… - протянул сенсей, подметив реакцию послушницы – Ну тогда должен вас огорчить, нас обокрали – монотонно протянул Йомей, с трудом представляя кому, могли понадобиться старые джинсы и рубашки его внука.
    Тамао мгновенно переключилась на вспоминание того, когда и как занималась стиркой: повесила сушиться или нет? Вроде бы да… Совершенно разуверившись в проделанной работе, девушка, наконец, решилась удостовериться во всем сама. Залившись краской, шаманка выбежала из кухни, оставив обоих Асакура в полном недоумении.

    Оямада Манта несся по коридору, проклиная и школьный кафетерий и тот соевый чисбургер съеденный им исключительно из чувства солидарности по отношению к своему другу Йо, обреченному на столь жестокую диету. Нет, Анна была, конечно, сурова, но чтоб до такой степени! - коротышке со страдальческим выражением на лице схватился за живот, подававший тревожные позывы.
    И вот уже благословенная дверь замаячила перед глазами, ворвавшись внутрь, подросток вдруг замер поглощенный чувством удивления и стыда: посреди кафельной комнаты парила девушка - призрак, и хотя мальчишка понял это почти сразу он все же не смог скрыть приглушенного вскрика. Это оказалось роковой ошибкой для начинающего шамана, дух с диким ревом понеслась на него:
- Извращенец! – незримая пощечина буквально выбила невесомого парня обратно в коридор.

    Громкий смех друга смутил Манту, выводя и без того раздраженного мальчишку из равновесия:
- Йо, чего ты ржешь? Мало того, что у меня теперь пол лица опухло, так мне еще и пришлось бежать до учительского туалета, чтобы избавиться от завтрака твоей Анны – обиженно прошипел коротышка, возбужденно жестикулируя в подтверждение весомости своих доводов.
- Ой… ха-ха… извини Манта, просто я не понимаю зачем ты в женский то туалет зашел, а? – оптимистичный Асакура с трудом переводил дух после приступа неудержимого веселья.
- Да в том то и дело Йо, что туалет то был мужской – завопил мальчик, не обращая внимания на одноклассников удивленно оборачивающихся в их сторону. – Я два раза проверял… - уже шепотом добавил он.
- Интересно! – мечтательно протянул Асакура Йо, уже предвкушая грядущее приключение.

    Тамао с неясным волнением бродила возле храма, ей уже давно хотелось навестить друзей в Токио, но она все не решалась спросить об этом у учителя: в голове то и дело возникали страшные картинки с участием разъяренного сенсея и себя непутевой. Но, наконец, собрав волю в кулак, девушка пришла к подножию Синты. Уже знакомые шаги Йомея раздались в отдалении, шаманка почувствовала, как напряженно забилось ее сердце: просто спросить и все! Он же не станет ругать меня из-за этого, ведь не станет?
    Показавшийся во вратах шаман медленной походкой подбирался к Тамамуре, ученица набрала побольше воздуха в легкие и протараторила уже заученную фразу:
- Сенсей, могу я… э, я хочу навестить Йо и Анну – девушка гулко выдохнула, в томящем ожидании всматриваясь в лицо наставника, в висках постукивала кровь, что означало, что маковый цвет уже расцвел на ее щечках.
- Тамао - чан – сурово проговорил Йомей, вглядываясь в знакомое до боли беспокойство. – Ты же взрослая девушка, могла бы уже и сама принимать такие решения.
- Так можно? – умоляюще пролепетала ученица, не находя себе места.
- Да делай что хочешь – устало покачал головой старец, уже давно махнувший рукой на странности своей подопечной. Может хоть в этот раз она чему-нибудь научиться у Анны.
- Домо аригато сенсей! – радостно выкрикнула Тамао, тут же смущенно потупив взгляд.
- И не забудь передать Анне, чтобы заставила Йо позвонить мне, а то от него инициативы не дождешься – Асакура обреченно покачал головой, провожая взглядом убегающую девушку.

Класс был наполнен запахом хлорки и мыла, ученики скучающе разбрелись кто куда: девочки вытирали парты, а мальчишки мыли полы, правда у последних лучше получалось сражаться швабрами на манер древних воинов-самураев. Мало кто находил удовольствие в этом не слишком приятном хоть и исключительно полезном деле, так что работа протекало вяло.
    Манта и Йо уже целых пять минут выжимали тряпку увлеченные разговором о странностях любимой школы:
- Наверное, все же не стоило проверять - уныло проговорил Йо с осторожностью, передвигая челюстью, затихшая боль отозвалась легкой натугой. – Я ведь только поговорить с ней хотел, а она… «извращенец» - Оямада позволил себе усмехнуться, вспоминая как товарища, постигла та же участь что и его самого этим утром.
- Знаешь, я ее там раньше что-то не замечал, да и в истории нашего учебного заведения не было ни одной невинно – убиенной девочки в мужском туалете, как думаешь с чего бы это она? – коротышка прогнал снедающую усмешку, утешив себя, что подобные эксцессы случаются даже с лучшими из людей.
- А дух ее знает! – проурчал Асакура, вновь возвращаясь к своему повседневному оптимизму – Как ты думаешь Манта, а бегать в соседний корпус, чтобы отлить будет не слишком затруднительно? – задорная улыбка вновь появилась на его лице.
- Может, спросим Анну? – как-то сдавленно произнес друг шамана, с ярой живостью выжимая и без того сухую тряпицу. Йо догадываясь о причине столь неадекватного поведения Манты, окунул лоскут, в воду стараясь сделать хотя бы видимость активной деятельности.
- Бездельничаете? – суровый возглас пронесся над головами парней.
    Надо сказать, что с приходом Киоямы в аудиторию все ее одноклассники довольно быстро оживились: и если девочки просто выражали свое уважение к новой старосте, то парни откровенно ее побаивались.
- Вовсе нет, Анна! – пробубнил Йо, вырывая взмокшую тряпку из рук приятеля, Манта не удержав равновесия, со всего размаху плюхнулся на пол.
- Раз так, то поторапливайтесь, у вас двоих много работы – зловещие слова пронеслись ноткой не понимания в сознании друзей.
- И кто только за нее голосовал? – обреченно прошептал Оямада, когда медиум покинула их.
- Я! – обреченно простонал Асакура – Ну ты ведь понимаешь, выживание штука полезная… а ты что нет? – уже с долей беспокойства в голосе прошептал мальчишка.
- Нет! – ужаснулся Манта, понимая, сколь тяжелой окажется его участь, если староста узнает правду.

    Вечер пришел внезапно, погасив жар отступающего дня ветерком – странником, молодым посланцем холодных дождей. За вратами величественного храма было пусто, и лишь один человек наслаждался атмосферой уходящего лета, это был старец, узревший уже не один такой потаенный час.
- Славный сегодня был день – Йомей принял у гурьбы листочков-духов чашечку сакэ. Шаман улучил момент, когда Кейко уехала на вокзал провожать Тамао, чтобы откупорить припрятанный бутыль: все-таки ни жена, ни дочь не позволили бы ему этого, ссылаясь на его слабое сердце и печень, и это притом, что мужчина всегда отличался отменным здоровьем.
    Холодный порыв ветра метнулся со стороны леса, всклубив пыльную дымку над садом камней, чуть ощутимый пряный аромат корицы расплылся вокруг, заполнив каждый глоток воздуха пожираемого прерывистым дыханием старика. Чувство чьего-то присутствия навязчиво клеилось к сознанию шамана, и вот поставив блюдце на пол, мастер, подгоняемый интуицией, зашел в дом. Теплый свет рассеянного солнца окутывал зал лишь наполовину, но сквозь эту домашнюю благость неудержимо прорывалось напряжение чуждого присутствия. Йомей прошептал имена духов «опавших листьев» готовясь к самому худшему, все же надеясь, что незваный гость окажется другом, а не врагом.
    В тени комнаты скользнул смутный силуэт, оставаясь незримым для старца, хор демонических смешков прокатился по стенам. Деревянные перекрытия задрожали, повергая Асакуру в некое смятение: десятки духов воровато проскальзывали сквозь перегородки, несясь к месту паломничества своего господина. Постепенно потоки заблудших душ сомкнулись в мутном коконе, сплетенном вокруг неизвестного пришельца, Йомей не стал дожидаться атаки, шаман прекрасно осознавал, что чтобы контролировать такое количество духов, нужна огромная сила и учитель знал лишь одного человека способного проделывать подобное, но тот был мертв, по - крайней мере, должен был быть.
- Шикигами вперед – стайка синих огоньков острым клином понеслась на мутный пузырь шепчущих призраков. Внезапно матовая гладь всколыхнулась, и омут духов слился в единое тело беса, исчадье тьмы взревело оглушительным воем, метнувшись во мрак, где стоял тот кто, повелевал им. Хранители старика снующей гурьбой последовали за ним: мгновение тишины тяжелым камнем легло на душу шамана. Бешеный порыв ударной волны разорвал мечущиеся листочки в пыль, продолжив свой путь и дальше, к теперь уже беззащитному человеку.

   Кейко заслышала шум сражения уже издалека и рванула к дому в отчаянье, перебирая все возможные варианты развития событий не один из которых не внушал ей уверенности в удачном завершении боя. Внезапно все смолкло, и ужасающая тишина оплела округу, вызывая в сознании женщины еще большую тревогу.
    То, что предстало перед взором мико, оказалось ужаснее самых дерзких ее предположений: часть стены и остов кровли попросту исчезли, уступив место дымящимся развалинам.
- Отец! – Кейко в ужасе вспомнила прорицание Тамао, яростно разгребая обломки: неужели девочка видела именно это?
    Женщина и не заметила, как позади нее проковыляла худощавая фигурка, скрывшись в зарослях кустарника.

Горячая вода приятно барабанила по коже, смывая усталость прошедшего дня и въедливый запах хлорки. Анна задумчиво потянулась за шампунем, и, не удержав, скользкий флакон выронила его, звон бьющегося стекла слился с шумом воды. Красная лужица растеклась по кафелю, быстро исчезая под градом навалившегося бисера брызг, медиум вдруг ощутила резкий привкус соли на губах, но прикоснувшиеся пальцы не обнаружили багрянца крови… дурной знак! Наваждение отхлынуло, оставив Киояме смутное ощущение надвигающейся беды. Осколки под ногами впивались в кожу, несколько капель крови уже растворились в «Цветущей Сакуре» медленно сбивающейся в жидкую пену под дробью душевой струи.
    Наконец Анна выключила воду, игнорируя боль и дразнящие кусочки стекла: до ее слуха донеслась тревожная трель телефона, вырывавшаяся из глубин затихшего дома…

Неактивен

 

06-02-09 23:38:37 #4: Nair

Стабильный
Откуда: П-Камчатский
Здесь с: 05-11-08
Сообщений: 70
Рейтинг :   

Re: Одержимый духами

Глава 2
Встреча

Учитель Ицума с воодушевлением бубнил какую-то математическую чепуху об интегралах и хлебных дольках, ну надо же какой пример он нам вывел: разрежьте хлебушек, вдоль, потом поперек, затем повторить процедуру и закрепите изученный материал. Воображаемый кекс уже разваливался на части, ну зачем же так издеваться над едой, ведь каждая крошка этот так сказать бесконечно малое значение – Йо ошалело подумал, что сходит с ума, разум отчаянно выдвигал совсем не научные теории: а что если сейчас вскочить со стула и с глазами-блюдцами пробежаться по классу?
     Асакура тряхнул головой в попытке избавиться от навязчивой идеи и попробовал, наконец, сосредоточиться  на голосе преподавателя, но упрямая тоска не унималась: взор непутевого парня выпал в приоткрытое окно, туда, где была свобода. Как назло день был теплым, и запахи лета просачивались даже сюда в прохладу классной комнаты, снаружи сонм дриад в шепоте листвы голосили странным напевом звенящего шелеста, а ветер сердито вздымал, клубы пыли. Вот шаловливый порыв добрался до юбки какой-то старшеклассницы бежавшей через дворик. О-го-го, хорошо еще, что Анна сегодня нет, а то бы мне досталось – подросток довольно ухмыльнулся. Оглушительный треск, пронзивший прожорливым тоном все помещение, заставил мальчишку вздрогнуть, учитель ударил указкой по столу, кажется, не один Йо витал в облаках: Сэнгоку Миноко развалившись на парте, сладостно посапывал в тихой неге, пока его не разбудил Ицума – сенсей. Эй, дремать на уроке это моя прерогатива! – Йо поприветствовал зевающего одноклассника умятой улыбкой.

     Тамао тоскливо вычищала посуду после утренней трапезы, она находилась в Токио вот уже неделю и до сих пор не смогла толком понять - а зачем собственно сюда приехала? Конечно, радость от встречи с друзьями была безгранична, но лишь первые пять секунд, пока Анна не огорошила ее известием о нападении на учителя. С этого момента и началась безудержная беготня и беспокойство:  девушка намеревалась вернуться обратно в Изумо, вместе с Йо, который просто рвался в родные места, желая принять участие во всеобщей травле. Но суровый наказ Кино остановил и его, и Тамао…
    Шаманка устало покосилась на входную дверь: день был чудесный, грех было бы провести его в душном заточении дома. Взгляд предсказательницы опустился на стол где сейчас лежали несколько свертков с бутербродами, которые она приготовила для ребят. Мм… Йо и Манта наверняка захотят перекусить, после урока физкультуры.
- Да, решено, не позволю умереть мальчишкам голодной смертью – Тамао задорно улыбнулась, сейчас, когда ее никто не видел, Тамамура не смущалась собственных мыслей.

     Когда Йо выглядывал из окон своей «темницы» он и не представлял, что солнечный свет может быть так обманчив: тепло совсем не касалось кожи мальчишки уносимое холодным северным ветром, все-таки осень была уже не за горами. Одноклассники разбрелись по стадиону, давнему месту пыток здешней молодежи ожидая прихода учителя который как водиться, запаздывал. Девчонки забрались на верхние ряды трибун подальше от мальчишеских ушей и принялись с живостью обсуждать дела насущные, в которые естественно ни один парень не имел право совать свой нос. Мужская же часть класса не отставала от лучшей половины человечества в бездумном трепе, только на этот раз темы были другие, да и сами разговоры были гораздо более обстоятельны и откровенны.
    Асакура Йо и Оямада Манта как ярые представители «изгоев» школьной жизни болтались в стороне от всех. Оба парня не без удовольствия развалились на мягком газоне футбольного поля, опоясанного потрескавшимся от времени бетоном беговых дорожек.
- Йо, я рад, что с твоим дедом  все в порядке – Манта внимательно вглядывался в главные ворота площадки, желая засечь педагога раньше других.
- Ну, «все в порядке» – это конечно сильно сказано! Но в целом он жив и почти здоров, дедушке просто необыкновенно повезло – Асакура нервно улыбнулся. – А нападавшего до сих пор не нашли, представляешь? – шаман устремил взгляд, в небо, желая поймать какое-нибудь мечтательное облачко, бороздящее просторы бескрайнего неба.
- Нда! – протянул коротышка не зная, что и ответить.
- А что думает по этому поводу ваш отец, Йо-доно? – Амидомару внезапно зависший над подростками, привел Оямаду в состояние легкого шока: все-таки случай в туалете изрядно потрепал нервы мальчугану.
- Ну, зачем же так пугать! – завопил Манта в приступе праведного негодования, однако тут же умолк, припоминая, что вокруг них полно людей, которые и так считают их «чудаками». 
- Прошу меня простить – древний самурай не был лишен ни учтивости, ни чувства такта.
- Ну, он не слишком распространялся о своих подозрениях. Похоже, что семья не хочет, чтобы я влезал в это дело. Немного странно, но как говориться… - мальчик открыл, было, рот в стремлении изречь ту сакраментальную фразу, которая зачастую раздражала его друзей.
- Не стоит волноваться о том над, чем не властен – выпалил Манта, довольно улыбаясь. – Я знал, что ты это скажешь! – Оямада залился громким смехом, а Йо не долго думая, последовал его примеру.
    Зычный свист огласил стадион, предоставив отстраненным взорам подавляющего большинства Макото Каори - самого грузного учителя физкультуры, которого когда-либо видел мир.
- Живенько, живенько все сюда! – пробасил мужчина, оглядывая бестолковую гурьбу ребят неторопливо подтягивающихся к нему. – Сегодня у нас стометровка, отжимания и пресс… быстренько отмечаемся у старосты: кто есть, кого нет, и начинаем – самым невинным и беспечным тоном заметил сенсей Макото, вертя в руках секундомер.
- А Киоямы нет, я за нее – гаркнул над ухом Манты какой-то парень. Коротышка обреченно закрыл уши руками, молясь, чтобы его барабанные перепонки выдержали это испытание.
- Слышал? Сто метров! Я ж столько да на своих то ножках просто не пробегу  – простонал парнишка, с мольбой глядя на друга.
- Ты на меня не смотри так, я бы пробежал за тебя, но он же нас в лицо знает – виновато улыбаясь, протянул Йо. – Уверен, у тебя все получиться – этот предмет никогда не был любимым для Оямады, наверное, потому что по нему у подростка были самые низкие результаты в группе. А настырный преподаватель даже слышать не хотел о каких-то там поблажках, совершенно игнорируя реплики типа «а мне по росту положено!»
- Тебе легко говорить Йо, Анна так тебя натренировала, что хоть сейчас на олимпиаду езжай - последний вздох перед очередными пытками.

     Шум Токио разделялся на множество звуков: от шуршания проезжающих машин и до единственного голоса в толпе – когда ты лишь безмолвный наблюдатель кажется, что жизнь проходит мимо, а ты стоишь в стороне и смотришь на нее чужими глазами. Именно так себя чувствовала Тамао, бредя сквозь потоки человеческих тел бездумно несущихся в бытности своих стремлений. Она была не одна, и она была одинока. Мысли размеренно застопорились на самом смысле ее существования: для чего она живет? Чтобы помогать другим? Что бы доказать что-то? Нет, пока ее цель лишь в том, чтобы найти этот самый смысл. Но почему же она словно пешеход, стоя на перекрестке, не делает ни шагу, хотя зеленый свет давно освещал ей путь?
    Решимость, сила… Почему у меня, ее так мало? Я же могу, я знаю, что способна на большее, но упрямый страх не дает вступить на сумрачную дорогу. Да! Страх… я боюсь ошибиться, боюсь подвести окружающих, но ведь так не может продолжаться вечно!  Гудок промчавшейся перед Тамамурой машины выдернул ее из омута тягучих мыслей.
- Тамао, чего зеваешь? – завопил Кончи выныривая из-за спины хозяйки.
- Думаешь о мальчишках? – во весь голос заржал Пончи, перекатываясь в воздухе как бочонок.
- Вовсе нет – запротестовала Тамао, отмахиваясь от хранителей – просто задумалась!
- Как же, как же! – сверкая заговорщицкими улыбками, скалились енот и лесенок.
    Девушка предпочитала делать вид, что не слышит их, она прекрасно понимала к чему, клонят два бездельника, почти наверняка их бесовские пляски были прелюдией к арии попрошаек. На ее счастье вдалеке показался стадион, и это стало отличным поводом, чтобы ускорить шаг и отделаться, наконец, от вьющихся рядом духов. Достигнув места назначения, девушка с минуту выжидающе вглядывалась в прорезь прутьев ворот, стремясь увидеть за ними Йо. Пожалуй, было еще слишком рано для визита, ведь урок еще не закончился, а входить вот так вот просто на школьную территорию шаманке не хотелось. Так что в итоге девушка присела на скамью, неподалеку дожидаясь конца занятий. Время текло медленно, ожидание всегда было тягостным испытанием для девушки, особенно, когда не чем было занять себя.
Однако молчаливые минуты оборвались даже быстрее, чем предугадывала шаманка, до-странности знакомый и одновременно чуждый голос ворвался в тишину летнего дня:
- Тамао? Тебе не идет грусть – кокури удивленно стала оглядываться в поисках человека произнесшего эти слова.
    Таинственный незнакомец, как и положено любому герою романа появился неожиданно, смутив Тамао не только манерой речи, но своим видом: перед ней стоял, худощавый бледный парень в синих мятых джинсах и аккуратной белой рубашке, главной же изюминкой странного юноши были очки, отливавшие розовыми полутонами. Несколько мгновений она заворожено всматривалась в неожиданного гостя, лишь интуитивно осознавая, что этот человек кого-то ей напоминает. Затем смутная догадка выплыла на поверхность, ошеломив шаманку и лишив ее дара речи, и все же она по-прежнему не была уверена в личности стоявшего перед ней человека. Он или нет? – вопрос, которым задавалась девушка.
- Лок? – еле слышный шепот, наконец, сорвался с губ.
- Да, Тамао, это я – голос юноши оборвался хриплым кашлем.
    Девушка вскочила со скамьи, и все еще не веря в реальность происходящего, приблизилась к старому другу. Она дотронулась до его щеки, словно пытаясь развеять мучительный мираж, но фантом не исчез, оставшись живым человеком из плоти и крови.
- Лок! Что с тобой случилось? Я думала, тебя больше нет… - она замолкла, застигнутая слезами счастья и обиды. Да, именно обида прокатилась рябью по глади души, и как Тамао не старалась изгнать щемящий укор за свою печаль, ей это не удавалось.
- Прости, прости…– юноша смахнул слезинку со щеки подруги, даря ей чистую детскую улыбку. – Прости, что заставил тебя страдать, я был в Тартаре совсем недолго - ложь, так внезапно вставшая между ними не пугала Лока, он не хотел, чтобы тайна, хранимая им, стала известна самому дорогому для него человеку. Она никогда не поймет.
- Почему же ты не вернулся? – Тамао готова была забыть горечь и слезы, лишь бы он продолжал говорить, лишь бы эта встреча не оказалось всего лишь сном.
- Сенсей прогнал меня – в голосе мальчишка сквозил огонек злости, но Тамао была слишком взволнованна, чтобы это заметить. – Я долгое время жил на Окинаве, один… Я хотел добиться всего сам - еще один осколок легенды, который он сам себе придумал.
- О, Лок, ну почему же ты не предупредил? – надменный ученик только развел руками не мысля больше об оправданиях, шаман чувствовал себя слишком измотанным, чтобы изворачиваться и лгать вновь.
- Тамао - сама, он темнит – гаденько пробасил Кончи, осторожно подбираясь к сверткам с съестным.
- А ты все еще возишься с этими двумя никчемными духами?  - голос юноши неожиданно изменился, наполнившись превосходством Императора попирающего слугу. Сейчас истинная натура юнца неистова, рвалась наружу, и шаман уже не осознавал, что делает что-то не так.
- Тамао, он обзывается – обидчиво прошмякал енот, отворачиваясь от парочки.
- Зачем ты так? – девушка недоверчиво всматривалась в товарища.
- Извини – протянул Лок, осторожно поправляя очки. – Нервы сдают – мнимая печаль смотрелась как настоящая и взволнованная кокури не приметила подвоха. Вглядевшись в друга внимательнее, девушка, наконец, заметила его худобу и бледность, сердце сжалось при мысли о том, что он мог, пережит за все эти годы.
- У меня вот тут бутерброды есть, хочешь? – шаманка протянула Локу пакет. – Я готовила их для Йо, но думаю, он не будет возражать - эфирная мечта о грядущей встрече старых друзей затуманивала разум.
- Нет! Почему все вечно крутится вокруг него? Чем я хуже? – в этот раз он уже не сдерживал нарастающую ярость. Лок заметил испуганный взгляд девушки и смягчился, забирая из ее рук угощение. – Не говори ему, никому не говори, ладно? Я еще не готов к встрече с Асакурой – с этими словами юноша жадно вгрызся в лакомство, совершенно обескуражив и без того ничего не понимающую Тамамуру.

     Йо и Манта стояли на старте: коротышка с кислой миной пялился на учителя, мысленно ругая его всеми бранными словами которые знал, шаман Асакура лишь приободряющее смотрел на друга. Учительский свисток возвестил о начале состязания, и оба школьника рванули вперед: низенький Оямада никак не мог перегнать соперника, как тот не пытался подыграть ему. Расстояние до финиша стремительно сокращалось, когда вдруг, скользнувший по трибунам взгляд Асакуры остановился на смутном силуэте, он не мог поверить своим глазам. Неужели это он?
    В одно мгновение Йо застыл на месте, тем самым, уступив ветвь первенства совсем уже запыхавшемуся приятелю. И снова дребезжащий свист привлек  внимание подростка: он отвлекся всего на секунду, но этого было достаточно, чтобы лик из прошлого исчез.

Неактивен

 

18-02-09 20:11:25 #5: Nair

Стабильный
Откуда: П-Камчатский
Здесь с: 05-11-08
Сообщений: 70
Рейтинг :   

Re: Одержимый духами

Глава 3
Магазин ужасов

    Подчас самые необычные вещи происходят в заурядных и невзрачных местах, их тысячи в гигантском мегаполисе подобном Токио: это магазины, школы, парковки и даже библиотеки… будничная чаща каменных джунглей, извечное пристанище уставшего жителя поднебесной. Порой  можно не заметить таинственного незнакомца, грозящего бедой или же просто проигнорировать чудо, рожденное в глубинах человеческого сердца. Как увидеть сказку, если здесь никто попросту не верит в нее?

- Странно, я и не думал, что город может быть таким… чарующим - Оямада Манта задумчиво взирал на башни из бетона и стекла насаженные в огромном муравейнике - столице, оранжевые блики заходящего солнца окрашивали остовы зданий в золото, отчего до боли знакомый серый исполины перерождались, становясь волшебными замками других времен. Воображение играло с юношей в причудливую игру: эфемерные образы прочитанных когда-то легенд и историй обретали новую жизнь в зареве уходящего дня. Вот сейчас выступит император, ведя за собой сотни воинов, горделиво ступающих по следам своего владыки, и грады стрел по воле великого вождя падут на головы врагов, даруя славу и почести победителям…
    Манта мечтательно вздохнул, отгораживаясь от изматывающей усталости: определенно, иногда наслаждаться жизнью можно и так - бредя по затихшим улочкам вместе со своим другом никуда не спеша, ни о чем не беспокоясь.
- Хм, Токио и раньше был таким, просто ты этого не замечал – Асакура задумчиво вглядывался в лицо товарища, парень и сам не прочь был развеяться и отдохнуть, но разум не оставляло в покое то неожиданное «видение»: может это результат переутомления? Нельзя же так усердно учиться… - легкая улыбка воцарилась на лице мальчишки. – Да, нет… тут дело в другом… может это был дух Лока? Тоже не верно: я, что призрака от живого человека не отличу? Хех, не стоит ломать голову понапрасну: ответа мне все равно не найти, пока загадочный мираж сам не постучится в двери моего дома. – Йо не мог долго пребывать в унынии, юный шаман привык радоваться каждому мгновению проходящей жизни и защищаться улыбкой, смеясь в лицо невзгодам.
- Йо–кун! – на этот раз голос друга был удручающе тоскливым. – Хорошего понемножку, завтра из Изумо вернется Анна и наверняка завалит меня работой по дому, а тебя тренировками. Уж, лучше бы она не уезжала, теперь ведь не поверит, что мы не бездельничали в ее отсутствие.
- Ну, тогда, давай не будем ее разочаровывать, здесь неподалеку есть отличная закусочная с великолепной кухней, когда нам еще так повезет, а? – задор в глазах Асакуры Йо пробивал заразительным огоньком веселья. А почему бы и нет! – пронеслось в сознании коротышки, и низкорослый паренек ответил приятелю утвердительным кивком и чахлой, но все же улыбкой.

     Пока два друга брели по уже опустевшим проулкам, за ними неустанно брел преследователь, чьи мысли были неясны, а разум спутывала сеть отчаянья. Лок не хотел возвращаться к свету, он даже не думал об этом, когда пребывал там, в покое и тьме колыбели Тартара: его сознания блуждало во множестве иных мысленных сплетений пророков, шаманов, людей – заблудших душ путешествовавших между мирами. Мальчик не был жив, но и смертью это состояние нельзя было назвать, тело изгнанника питала чуждая сила мертвых, а разум его вместе с тем оставался сознанием десятилетнего ребенка. И вот он услышал ее зов: разве все эти годы она не была счастлива? В былые времена ее уста не произносили его имя с такой жаждой и с такой тоской.
     Все мысли юноши были только о Тамао, о девочке, чьи глаза цвета утренней зари он видел в своих снах когда-то.
     Все изменилось: время, проведенные в могильной черте туннеля, стало вырванными годами  жизни, и винить в этом, было некого кроме самого себя, но злость просилась наружу, а гнев и обиды прошлого острой колючкой пробивались сквозь раковину воли, довлея над голосом сердца.
     Почему они так носились с ним? Что в нем такого особенного? Эта улыбка… я почти забыл, как ненавижу ее! Он вечно был таким беззаботным, ничто не принимал всерьез… Почему Тамао ты предпочла его? Почему? – Лок сжался в комок, забыв об усталости и бессилии, юноша все еще не мог оправиться от путешествия во мрак.
Все они… говорили… о нем… беспокоились… о нем… а как же я? – Тамао боялась темноты, а Лок любил ее, потому что только там мальчик не ощущал одиночества: во мгле теней живет множество созданий, чья сила велика, и чья власть превосходить чужые устремления, а он жил среди них, да он был одним из них…
- Пусть узнают – зашептали голоса, духи зыбкой дымкой окутывали тело шамана, их хладное дыхание согревало, словно огонь в очаге родного дома – Покажи им, покажи… покажи… покажи! – верещал тихий злобный огонек. Лок зачарованно внимал им - тем, кто хранил и защищал его безмолвие все эти годы, парень до конца еще не осознавал, чью же волю он блюдет сильнее? И чей неумолимый голос возбуждал в его сердце пламя ненависти? 
    Свирепый взгляд последний раз скользнул по исчезнувшему в дверях безликого убежища Асакуре Йо, и шаман, наконец, открыл миру глаза, скрытые под мутными стеклами обманчивых очков…

- Давно хотел зайти сюда… - восторженно прошептал Асакура, прильнув к витрине с записями старых пластинок и музыкальных дисков… ископаемых рок – мира, забытых и потерянных, доживавших свой век на пыльных полка антикварной барахолки.
- Ого! Я такого еще не видел – выдохнул Манта, оценивающе пробегая взглядом по тесно заставленному помещению старого магазинчика. В лавке древностей пребывало все, что нужно коллекционеру, любителю уходящего века: потрепанные книги ютились в дальнем конце комнаты, деля свой кров с тряпичными куклами и гипсовыми фигурками, шкатулка из черного стекла и лютня, неизвестно из какой страны пожаловавшая в закрома старушки Японии составляли лишь малую часть здешних богатств. Особого внимания заслуживал меч, выставленный своим владельцем на всеобщее обозрение, к большому сожалению, столь величественный клинок не привлекал внимания никого из посетителей, коих, в общем-то, было, немного… не пользовалось это местечко популярностью. Как не крути, а старые вещи, брошенные однажды, редко когда обретают второй дом в руках нового господина.
- Отлично! – Йо вытянул картонную коробку из-под стекла – Надо же первый альбом Боба Фабулы, надеюсь у меня хватить денег… - мальчишка энергично зашарил по карманам, предоставляя Оямаде право оплаты грядущего пира, что, в общем-то, не слишком огорчало переминающегося с ноги на ноги коротышку. Эх, была, не была, угощаю…
    Пока шаман Асакура расплачивался за свою столь неожиданную покупку, Манта продолжал глазеть по сторонам: в принципе он бы смог подыскать здесь и что-нибудь для себя, но вот только что?
    Звон разбившегося стекла привлек внимание школьника, скорее всего какой-то неуклюжий посетитель отправил к праотцам очередную вазочку или там тарелочку из давно почившего сервиза. Ох, кто-то сегодня поплатиться дорогой ценой за никому не нужные осколки… кто-то, да только не я…
    Неожиданно женский визг пронесся по комнате, взбудоражив посетителей и продавца, не долго думая тот, выскочил из-за прилавка, за ним естественно побежал Йо, желавший в этот вечер помочь всем и каждому. Оямаде ничего не оставалось делать, как последовать их примеру: любопытство пока не спешило разгораться, но вот неприятное и дразнящее чувство тревоги подкатило к горлу горьким комком.
    Первым естественно опешил долговязый спекулянт здешних «сокровищ», мужчина с паническим страхом всматривался в проем между стеллажами, где продолжала истошно орать белобрысая девчонка. Манте потребовалось всего лишь несколько секунд, что бы понять, что происходит нечто не совсем обычное. С одной из полок шатаясь при каждом шаге, спрыгнула кукла, за ней последовали еще две ее соседки, сверкая глазами – бусинками, каждая вещь в округе стала шевелиться и вспыхивать ярко-синим светом… энергией духов, кажется, какая-то мертвая шайка с ближайшего кладбища решила поразвлечься. Подросток перевел взгляд на продавца и убедился, что тот явно уже не в себе: парня била дрожь, он с ужасом таращился на деревянные статуэтки, злорадно ухмыляющиеся ему в ответ.
    Внезапно фигурки древних воинов, еще мгновение назад в шахматном порядке выстроившихся перед ними взмыли ввысь и понеслись навстречу опешившим школьникам. Йо оттолкнул в сторону сходящего с ума продавца, успев каким-то чудом и сам увернуться от летящей угрозы, лежа ничком на полу, он встревожено искал взглядом друга. Манта в это же время с опаской выглядывал из-за хозяйского прилавка, страшась подступающей неизвестности и хаоса. Град атаковавшей их утвари пробил витраж, вырвавшись наружу волной осколков…
     Эта ситуация все больше напоминала собой чью-то злую и жестокую шутку, но игры в «магазин ужасов» вряд ли с успехом могли пройти в таком месте и в такое время, духи обычно подыскивали более людные заведения для своих шалостей, а эти как назло куролесили в местечки не прельщающем зрителей. Йо вскочил на ноги, продолжительно вглядываясь в царивший повсюду беспорядок: тишина, повисшая над разгромленным магазинчиком, казалась слишком уж навязчивой, того и гляди стоило ожидать каких-нибудь пакостей от духов. Оямада высунувшись из-за спасительной стойки, рванул прямо в сторону приятеля, желая преодолеть неприятности в компании с другом, а не стопкой книг и хозяйской мусоркой.
    Он не успел добежать до шамана каких-то пару метров, над его головой просвистело оружейное лезвие: перед изумленным подростком стояла та самая девушка, чей звучный вопль еще несколько мгновений назад вещала о необычном нападении, дрожащими руками она обнимала меч, ножны которого никогда не знали битв и сражений. Асакура среагировал мгновенно: объединившись с Амидомару, он буквально вытянул Манту из-под удара. 
- Ээ… ты в порядке? – обеспокоено проговорил Йо, тормоша друга за плечи.
- Буду в порядке… когда ты перестанешь меня трясти… - промямлил коротышка, стараясь вернуть кружащийся мир в положение стойкого равновесия.
- Извини – виновато улыбаясь, ответил Асакура, нездоровое желание отшутиться с трудом отступало, но совладать с непониманием было не так легко.   
    Резкий звенящий удар заставил обоих вздрогнуть, нападавшая все так же неумело размахивала клинком, ее покрасневшие от ярости глаза горели огоньком нечеловеческой злобы.
- Почему она хочет нас убить, мы ведь ее даже не знаем? – завопил Оямада Манта, отбегая к выходу, тем временем Йо продолжал уварачиваться от нападок девушки, даже не помышляя о бегстве.
- Не думаю, что она, что-либо понимает, ты разве не чувствуешь? Ей овладел злой дух… 
- Час от часу не легче – простонал низенький парень, с опаской взирая на невольную заложницу погрязшего в ненависти призрака, странно но, кажется, Оямада теперь уже не интересовал ее, она неистово кидалась на шамана Асакуру, который был практически лишен возможности атаковать, юноша не хотел применять силу: его соперница могла пострадать. Однако девушка с каждым выпадом становилась все слабее и слабее, тело обычного человека, раздираемое яростью чуждой души не могло долго служить проводником. Призрак питался ее силой, и шаман не мог поручиться, что, иссушив ее до капли, исчадье злобы оставит эту оболочку, скорее смерть освободит заложника потусторонних пут, отправив невинную душу за порог. Йо все еще не видел выхода из сложившейся ситуации, шаман продолжал избегать сыпавшихся на него ударов в надежде на случай и удачу.
     Видимо в этот день звезды благоволили им обоим, потому как свершилось то, чего никто не ожидал. Покусительница спокойствия безжизненно осела на пол выронив меч, ее руки дрожали, а напряженное лицо исказилось гримасой боли, хриплый крик вырвался, наружу выдирая из сердца девушки захватчика - иномирца, дымка эфирной сущности внезапно отделилась от измотанного тела и уносимая порывом ветра исчезла в оскале разбитого окна. Все закончилось само собой, как-то неожиданно и сумбурно, так что ни шаман, ни его друг не смогли до конца осознать суть и смысл произошедшего. Неужели призраки ушли? В это было сложно поверить, как и в то, что прибывшие спустя несколько минут полицейские внимут россказням о духах…

     Лок согнулся пораженный болезненным приступом: он переоценил себя, слишком неподготовленным оказалось его тело, выдержать перегрузки фуреку не удалось, и снедаемый жгучей агонией шаман перестал ощущать даже окружающий мир, погрузившись в холодный омут беспамятства….
И лишь одно имя хрупким остовом надежды продолжало удерживать его на плаву… Тамао…

Неактивен

 

18-02-09 21:20:59 #6: Nair

Стабильный
Откуда: П-Камчатский
Здесь с: 05-11-08
Сообщений: 70
Рейтинг :   

Re: Одержимый духами

Глава 4
Работа Анны

     Печальное небо рассыпалось тоскливыми каплями. Серый дождь барабанил по крыше дома, вытягивая из смутных глубин души человека, таящегося внутри тяжелую печаль и хандру. Тамао уныло вглядывалась в рваные облака, вспоминая о времени, когда не приходилось думать о том какие беды и горести преподнесет грядущий день: это была пора беззаботных игр и тихой радости, беспечное детство без сражений и страха. Сейчас все было иначе, реальный мир встречал жестоким испытанием на стойкость, и девочка уже не могла забыть, что без решимости и воли он не примет ее.
- Тамао! – суровый голос вырвал ее из раздумий, на пороге комнаты стояла Киояма Анна, выжидающе всматриваясь в юную кокури.
- Анна? – с придыханием прошептала шаманка, приветствуя старшую подругу низким поклоном – Вы уже вернулись, так скоро?
- Да… вернулась, и у меня для тебя есть задание Тамао – она редко когда была настолько неумолима, во всем теле девушки сквозило чуть заметное напряжение, это то и смущало Тамамуру: неужели происходит что-то настолько серьезное, что даже Итако - Киояма оказалась застигнутой врасплох?
- Задание? Я не совсем понимаю вас, Йо рассказал, что с ним случилось вчера? – вот шаманка снова сменила тему. Ну почему при взгляде этих глаз она чувствует себя так гадко? Стыд и совестливый укор подбирались к разуму, круша все преграды. Хранить сокровенную тайну становилось все труднее и труднее, ложь опротивела, теперь даже безропотное молчание, обрывавшее каждую фразу предсказательницы, попахивало недосказанностью. Много раз девушка пыталась рассказать все друзьям, мгновения после их слов, секунды после своих, Тамао стояла молча, не решаясь сделать шаг, и так же молча ждала их порывов. Но черствый голос сознания неустанно твердил: он тоже твой друг, ты же предашь его! Но я предаю и других своим молчанием, своими же мыслями я предаю его… мужества не было, как не было единственно верного ответа на вопрос – что делать?
- Да, мне поведали об этой заварушке, довольно нетипично для вольных духов, они бы не оставили захваченное тело без боя, заблудшие души слишком сильно привязаны к мерзким страстям, тоскуют по теплу крови текущей в жилах, по вкусу пищи. – Анна задумчиво продолжала взирать на Тамао. – Думаю, Йо атаковал шаман, причем тот же что и напал на учителя Йомея, два этих случая слишком похожи. Но раз уж ему что-то нужно от семьи Асакура он будет иметь дело со всеми нами… ведь так Тамао? – это был вызов, вызов собеседнице, окрик  «ты тоже часть этой семьи»…
- Да! – прошептала Тамао, опуская взор. – Что я должна делать?
- Ищи через прорицание мощные источники духовной энергии, он все еще где-то рядом - Анна повернулось спиной к девушке, намереваясь уйти.
- Источники? Во всем городе? – Тамао в отчаянье просчитывала в уме, все мыслимые и не мыслимые комбинации… это же гигантский мегаполис, здесь столькие умерли за сотни лет. Как среди скопа чужих голосов и судеб найти нужные? – Но это не возможно!
- В жизни нет ничего невозможного Тамао, я бы не поручила тебе такое ответственное задание, если бы думала что ты не справишься – суровый взгляд и жесткая реплика привели девушку в чувства: быть может все не так уж и плохо и она действительно способна справиться с поручением.
    Анна выскользнула из комнаты, оставив Тамао наедине с самой собой, теперь ей предстояло выполнить одно крайне важное дело, то, что отчасти всегда было и всегда будет ее работой… вызов духов.… Оказавшись в прихожей, Итако надела пальто и подвязала свой незыблемый красный шарфик, зонтик – примета наступающий осени верным другом прислонился у выхода, дожидаясь свою неторопливую хозяйку. Киояма в последний раз, всмотревшись в затихший кров, вышла в серый туман угрюмого города. Знакомая улочка пестрела радужными куполами зонтиков, жителей Токио не пугала пасмурная погода или слякоть, они умели радоваться даже прохладным каплям, бомбившим их дождевики. 
     Эти люди даже не догадывались о мире, примостившимся рядом с ними, мире шаманов, чьи законы зачастую не ограничивались правилами турнира: могущественные властители духов бродили среди живых масс, незамеченные и сторонние, те, чьи думы даже в мирные времена на крупицу отличались от чаяний окружающих.
     Анна не раз ловила себя на том, что дождь ей нравиться, даже мгла и моросящие искорки неба не могли отобрать у нее покой. Даже сейчас они уводили ее от дурных мыслей, предоставляя юной итако возможность на пару минут слиться с толпой, почувствовать себя частью обычной жизни, где ни что и ни кто не потревожит девушку, просто бредущую под дождем. Странно, как это небесные слезы способны, пробуждать в усталом путнике самое сокровенное, отгораживая от тревог и забот неспокойного мира.
    Киояма задела взглядом бредущих прохожих: женщину и мальчика, торопливо убегавших от упрямого ливня, малыш заботливо скрывал в своих руках маленький белый комочек – бумажного журавлика, наверное, чей-нибудь подарок, дорогое воспоминание… этот крошечный оригами ютился в ладонях мальчугана, словно взъерошенная птаха, зябко примостившаяся на карнизе. Миниатюрный символ надежды, верований в лучшее, ты и не знаешь, что отчасти и мы храним тебя в черно-белом городе Токио.
    Итако на мгновение позволила своей душе раскрыться, задумчивая искорка улыбки скользнула по лицу девушки, это был маленький дар, принадлежавший только ей и этому журавлику, белоснежному остроугольному птенцу, исчезающему в глуби шумного течения людских страстей. Таинство завершилось, и медиумом снова овладели все заботы мира, давящая усталость пробегающего дня с безразличием отторгалась разумом, ни перед кем и никогда она не покажет своих слабостей. Нужно идти, идти и выполнять свою работу, потому что она может, потому что никто другой не сделает это за нее…
    Анна, наконец, отделилась от сутолоки смутных улиц, свернув к пустынной площадке предвещающей нежданной гостье окончание пути: череда надгробий и уже приевшаяся серость, череда надгробий и темная трава под ногами… Памятная гора…
    Черные от воды, обшарпанные годами каменные ступеньки одна за другой отсчитывали последние метры, сокращая расстояние между Киоямой и ее целью. Вековое древо грузной кроной подпирающее небо, древнее надгробие самурая которого она знает и целое кладбище душ, которые ждут… пора начинать…     
- Первая для моего отца – ритмичный треск четок заглушил все звуки – Вторая для моей матери – гул иного мира так близок. – Третья для братьев на моей родине – они слушают и внимают – Мы молимся за ваши души – сонм голосов вторят теплым порывам. – Если вы слышите этот голос на краю мира духов, поднимитесь! - тьма лежащего в туманной дреме города всколыхнулась, изрыгая из своих недр призрачные шествия бродячих духов. -  Если вы слышите мои четки, придите… - Анна видела их всех, мертвых жителей столицы, она видела и слышала каждого из них, она внимала и спрашивала снова и снова… о том, кто не мог не остаться не замеченным, о том кто был так опасен…

      Йо не переставал думать о произошедшем днем ранее, этот случай был слишком необычным для той неспешной и спокойной жизни, которую они вели теперь. Не было ни турнира, ни брата жаждущего уничтожить все человечества, ни даже намека на жаркую битву. Был только тот, для кого эти частности не имели значения, тот, кто был зол и хотел зла… прокси-учитель, чья власть казалась такой же непостижимой и призрачной, как и он сам.  Шаман Асакура был готов изменить свое решение в любую минуту, пусть только этот парень придет и объяснит: у каждого есть свои мотивы… что нужно незнакомцу? Почему? Зачем? Я готов выслушать, готов помочь... готов…
- Йо! – тоскливый возглас Манты снова вернул юношу в бренный и мокрый мирок – Что мы вообще тут делаем? Анна просто озверела со своим расследованием… зачем мы должны носится по району в такой ливень, ища какие-то следы? Их же наверняка уже смыло! - коротышка удручающе вздохнул, всматриваясь в разбитые стекла магазинчика пережившего ужас, чернота и заброшенность – все, что мог бы найти в нем любой зашкодившийся воришка.
- Эй, Манта… с Анной лучше не спорить, особенно когда она не в духе – по правде его невеста была не так уж и сердита когда, вернувшись вчера из поездки, терпеливо выслушала их рассказ.
- О, отлично, а что если он все еще где-то рядом? – мальчишка пнул ногой банку, брошенную каким-то неряшливым горожанином прямо на тротуар. – Вдруг он за нами сейчас наблюдает… брр – Оямада не сразу понял от чего ему холоднее от слякоти дурной погоды или от этой мысли.
- Манта, да ты гений, ну конечно, этот тип должен был нас видеть, иначе как бы подготовил нападение… смотри, оттуда магазин как на ладони – и молодой юноша указал на противоположное здание. – Он не мог быть слишком близко, иначе бы мы его заметили, вполне возможно, торчал на той крыше… посмотрим? – откуда ни возьмись взявшееся озорство в голосе друга несколько смутило Манту.
- Йо! – умоляюще процедил Оямада, бросаясь в след, сорвавшемуся с места шаману. Как ни отнекивался парень, а вылазке, а точнее сказать «вскарабкивания» ему не удалось избежать. Крыша двухэтажного дома блестела мокрой матовостью черной резины… запах сырости и привкус дождя на губах - вкус осени, проявившейся во влажном городском воздухе, как только друзья преодолели последнюю ступеньку пожарной лестницы. Голая кровля не раскрыла им секретов и не внушила надежды, впрочем, Манта  отчего-то был этому даже рад – слишком тревожащими были несчастья, окружавшие их в последнее время.
    Пока Оямада Манта застопорено внимал молчаливому ненастью, Асакура уже бродил по одинокой площадке – черному квадрату чьего то потолка, чьего-то дома. Разбитая витрина пустой раковиной приветствовала его с полупустой улицы. Следующий шаг для него был, пожалуй, самым плодотворным поступком за весь минувший день… треск ломающегося стекла пробудили не только застоявшегося Манту, но и самого шамана порядком разуверившегося в своей идее. Розовые осколки солнечных очков резали взгляд, довольно непривычная вещица, неизвестно кому принадлежавшая.
- Экстравагантно! – протянул Йо, расплываясь в довольной улыбке – Как вам эта улика Ватсон? –  только Лайсерг смог бы оценить, столь открытый юмор, наверное, потому что он больше всех знал об известном книжном сыщике из страны, которой была  родиной именно ему.
- О да Шерлок… определенно – развеселился Оямада – Никогда не мог понять, что за странные имена у этих англичан… хотя наши им, наверное, тоже не по вкусу – коротышка поднялся на носочки чтобы разглядеть остов сломленного магазинчика внизу, на мгновение ему даже показалось что в утробном полумраке дома скользнула чья-то тень, но склока дождевых капель и сердитого ветра закрыли его взор, украв и мысли и память о сбежавшей тени, сейчас он думал только об одном… о горячем чае и пушистом колючем пледе, которые наверняка бы нашли ему занятие в мутный пасмурный день.
- Знаешь, по-моему, у нас уже есть чем отчитаться перед Анной – Асакура помахал перед носом друга разбитыми кружками очков. – Это все что мы нашли за два часа, так что можем возвращаться с чистой совестью - настрой на лучшее неумолимо набирал обороты. – И, кстати, мы ведь так и не зашли в ту кафешку, я слышал, там подают отличный горячий шоколад – мальчишка смаковал последнюю фразу с особым удовольствием, реакция его товарища не заставила себя долго ждать.
- Так чего же мы ждем? Того, что б Анна взялась за нас всерьез? – Оямада сверкнул оскалом обреченной улыбки.
- Кто последний тот мокрая курица! - выкрикнул Йо, подбегая к лестнице, он не забывал о нависшей беде и уж тем более не считал себя беспечным, но шаман не мог позволить неприятностям сковать его жизнь, он все еще видел во всех осколках мира лучшие воспоминания и чистые сердца.

Неактивен

 

31-03-09 22:09:04 #7: Nair

Стабильный
Откуда: П-Камчатский
Здесь с: 05-11-08
Сообщений: 70
Рейтинг :   

Re: Одержимый духами

Глава 5
Подозрение 

    Монетка с глухим звоном упала на карту: тонкие пальцы накрыли ее и осторожно повели по незримым улицам и домам, огибая маленькие кресты – метки. Незримые нити энергии струились сквозь ладонь, позволяя предсказателю всмотреться в даль будущего: чужие жизни, потерянные мысли и найденные мечты проносились в сознании кокури за считанные мгновения, движение набирало обороты, и девушке становилось все труднее различать живых и мертвых.
    Рука очертила круг и новая волна непонятных ощущений въедливо ворвалась в разум Тамао. Раз за разом силы покидали ее, и отчаянье стало все чаще посещать голову усталой шаманки: зачем… зачем я все это делаю? Какой смысл, если у меня ничего не выходит? Попытки оборачиваются крахом: непонимание и боль чужих мне людей ранит. Должна ли я продолжать?
    Тамамура в бессилии вырвалась из тягучего транса, рука невольно опустила заветный проводник, и эфемерные видения растворились во тьме ночи. Комната была погружена в сумрак и тишину, такую тишину, что принято называть мертвой, дождь покинул этот мир, как покидают его души умерших не оставив  после себя и тени ненастья. Оставался лишь ночной холод, пустота и синий мрак за окнами дома. Сейчас в Тамао как никогда прежде были сильны ее слабости, она жаждала отделиться от долга, от бесплотных поисков вгоняющих в отчаянье и от жалкого чувства собственной никчемности, пожирающего ее изнутри.
- Зачем она поручила мне эту работу? Почему? Что я ищу? Кого я ищу? Того, кто хочет смерти? Из множества людей в этом городе… один хочет умереть, другой хочет убить, третий просто думает об этом… насилие, боль, страх… если я вижу это слишком ярко то, стараюсь забыть, если слишком смутно, то вынуждена всматриваться…
    Как хочется спрятаться в теплый кокон: уйти от реальности, представить, что весь гнев и злоба, окружающие нас в этом чертовом мире это всего лишь иллюзия, однако обманывать себя, веря в бесплотные сказки – это значит однажды проснуться от боли - от того от чего я бегу.
    Мне бы хотелось улыбаться невзгодам как Йо, не унывать как Манта, быть стойкой как Анна или сильной как ты – Локк. Мне жаль, что все, что я могу это плохо искать чужую ярость, нечетко видеть зло и ошибаться снова и снова - было бы проще оставаться обыкновенным человеком ничем не примечательным, таким как все… но проще не значит лучше, кто я без моего дара, пустая оболочка, набор стандартных чувств и хрупкий силуэт… если я не шаман, то я никто…
    Пальцы вновь коснулись потертой медной монетки, на этот раз, ища поддержки, а не участи чужого пути. Для Тамао пребывавшей в тревоге, мысли о Локке  стали последним лучиком надежды: найти, отыскать того, кто поймет… последний отчаянный рывок…
- Я знаю, нельзя сдаваться. Нельзя, потому что он никогда не боялся моих страхов.
    Дурманящий вихрь понес ее через безумный поток скованного цепями Токио к стадиону, к месту их встречи. Чувства доселе лежавшие за гранью ее понимания влились в душу, овивая тугим колючим холодом. Видение резануло внезапно, отрезвляя Тамао, отбрасывая кокури от того, чем она так дорожила, старый друг мелькнул лишь на доли секунды, уступая месту темному жгуту потусторонней силы. Случайный выпад, случайная находка, она отыскала то, что уже и не надеялась найти.
   Волокна чужих мыслей рубанули по вспыхнувшей надежде. Несколько следующих секунду стали для девушки настоящим адом: тысячи немых голосов говоривших с чужаком просочились в ее сознание – они звали, приказывали, настаивали, они говорили о мести, о крови, о жажде… о той, что не любила… обо мне?
    Неожиданно все стихло: разум опустел, вместе с тем обрывая последние нити, связывающие ее с «рабом» духов. Шаманку погребла тьма, утоляя свою суть ее догадками и мыслями, когда предсказательница очнется она мало что вспомнит: лишь непроглядная тень человека, которого она так ценит и так уважает, неразрывными путами свяжется с тем, кто так хочет убивать.

    Хмурая ночь с чернеющими в небе облаками сопровождала итако Анну всюду: там, где она шла, и там где ждала своего часа. Этот вечер встревожил ее еще сильнее, ибо слова, услышанные в хоре мертвого люда, были правдивее слов живых. Духи видели его, прокси-учителя отягощенного бременем власти: видели, но избегали, потому что встреча с ним грозила вечным заточением и изнурительным рабством, потерей свободы, того единственного звена что объединяло и живых и мертвых жителей черно-белого мегаполиса.
    Когда медиум вошла в дом, ее встретили тепло и ароматный запах готовящейся еды. Домашний уют был слишком оторван от тревожной реальности, поэтому и казался столь неуместным в этот тяжкий вечер.   
- Вот Анна узнает, что ты снова взялся за консерванты, тебе точно не поздоровиться – крик с освещенной янтарным светом кухни трудно было не узнать, кажется, Оямада только что выдал своего друга с головой.
- Она не узнает, если ты ей об этом не скажешь? – задор Асакуры сложно было пересилить, впрочем, ломать его веселую ухмылку Анне приходилось уже не раз.
- И что же это я не должна знать – итако устроилась на пороге кухни, размеренно оглядывая всех ее обитателей. Здесь был и вездесущий Йо, застывший в позе раненого лебедя с поварешкой в руках, и Манта, чья насмешливая ухмылка как-то сражу, испарилась, и даже Тамао, еще более бледная и растерянная, чем обычно.
- Анна? – ошарашено протянул Йо, словно надеясь, что девушка окажется всего лишь плодом его воображения. Разумеется, он понимал, что неожиданное сумасшествие было бы слишком большой удачей, но надежда – это вещь от которой не так то легко отказаться.
    Итако принялась со всей присущей ей твердостью отчитывать провинившегося шамана, и этим не преминул воспользоваться Оямада, буквально выползший из комнаты, дабы не попасть под горячую руку Анны. Он юркнул в прихожую, стараясь производить как можно меньше шума, и отдышавшись, прислушался к звукам, доносившимся с кухни. Конечно, это могло показаться кому-то предательством: так запросто бросить друга на поле боя… - Но ведь я, увы, не чем уже не могу ему помочь. Держись Йо, держись, в мыслях я всегда с тобой!
- Манта? – поникший голос из полумрака проходной заставил мальчишку вздрогнуть, Тамао умудрилась подкрасться к нему незамеченной.
    Интересно и как ей удалось избежать встречи со старостой? Все-таки это как-то не в стиле кокури: убегать ловко и без прикрас, впрочем, это и не в его стиле. Трудно признавать, но так успешно ретироваться им удалось, отнюдь ли благодаря их собственным талантом, все было гораздо прозаичнее – в планы Анны  «захват пленных» явно не входил, по крайней мере, пока.
- Тамао? – Оямада с трудом вернулся в реальность: раздумья о грядущих разборках затягивали в нешуточные дебри – Тоже прячешься? У Анны сегодня плохое настроение…- или все-таки хорошее?
- Нет, я хотела поговорить, мне нужен твой совет - девушка вышла из тени, на лице шаманки читалась беспокойство и безвестная печаль.
- Совет? У меня? – низкорослый парень с сомнение всматривался в поблекший образ подруги, в эту момент она казалось подавленной и разбитой, словно что-то потачивало ее изнутри – Но почему? Есть же Йо.… Знаешь, он лучший советчик, чем я.
- Нет, с ним я не могу говорить. Я  хотела спросить у тебя кое-что, не как у шамана, а как у обычного человека…– вещунья, ожидая, всматривалась в собеседника, Оямада неуверенно кивнул в знак согласия.
Оба вышли на улицу где в ночном полумраке сердито мигали огни «не спящего» Токио:
- Манта, я встретила Лока – Тамамуру поразила искорка ужаса: неужели она и вправду сказала это вслух?
- Лока? – это имя показалось мальчишке смутно знакомым – Лок? Это тот парень, с которым ты вместе училась у сенсей, верно? Но я думал, что он…ээ…мертв – Манте не хотелось ранить ее чувства, но то, что она сказала, звучало немного странно.
- Я тоже так думала. Считала, что он обрел покой, что Лок счастлив, но несколько дней назад он нашел меня, и сказал что ему удалось выбраться из Тартара – кокури тоскливо вглядывалась в небо, стараясь хоть на мгновение зацепить взглядом, кусочек блекло - серой луны.
- Почему же ты не рассказала обо всем Йо? Мне казалось, вы трое были друзьями? – ну вот, появился еще один странный парень, да что за время такое? Не Турнир так маньяк, не маньяк так гость из прошлого, а ведь кто-то там говорил мне о спокойной жизни после сражений.
- Он не захотел. А я, я… У меня было дурное предчувствие насчет него, но, должно быть, это моя ошибка… - последняя фраза, похоже, была обращена скорее к самой себе, чем к собеседнику, Тамао все глубже погружалась в свои мысли, все больше и больше теряясь в хаосе подозрений и недомолвок, роящихся в ее уставшем мозгу.
- Тамао? Что-то не так? Не думаю, что смогу чем-то тебе помочь в подобной ситуации, пожалуй, тебе стоит рассказать все Йо и Анне.
- Ты прав, но сначала я должна поговорить с Локу, должна убедиться… – голос кокури стал почти неслышим – Обещай! Обещай никому не говорить о теме нашего разговора, по – крайней мере, пока я ни встречусь с ним – беззвучная мольба и неуверенность – как же это на нее похоже.
- Ну ладно! – протянул в ответ коротышка, надеясь что «бригадный генерал» Киояма не устроит ему допрос с пристрастием – Буду нем как надгробная плита!
- Спасибо! – произнесла Тамао, вскакивая с места, Манта даже не сразу понял, что произошло: шаманка попросту нырнула во тьму - глухой отзвук удаляющихся шагов обозначил еще один «побег» этой девушки.
- Надеюсь, я не совершаю ошибку – вздохнул Оямада Манта, задумчиво вслушиваясь в голоса ночи.

    Тамамура рассеяно металась по стихшей улице, бег быстро сменился шагом, уступая место беспокойству. - Я не хочу…я не хочу идти, я боюсь сделать шаг, мой страх это лишь отражение моих сомнений.
    Видения, так часто путавшие ее разум, в одно мгновение превратились в наказание, раньше она жаждала видеть яснее, но теперь, теперь она бы душу отдала, чтобы вновь ошибиться. Ее дар привел ее к другу, позволил почувствовать на мгновение то, что чувствует он, и внезапно эти ощущения даровали ей пугающий ответ – неужели Лок способен на такое?
    Девушка нашла того, кого искала лишь спустя несколько часов, но и этого времени ей оказалось недостаточно, чтобы успокоится. Черное кладбище отблеском ночи внушало страх, и тот же темный силуэт из ее видений в одно мгновение слился с образом мальчишки, которого она когда-то знала. Предсказательница впервые оказалась права? За что, за что?
   Одинокий шаман сидел недвижно, прислушиваясь к гудению духов паривших в размеренном течении вихря вокруг него – центра их вселенной.
- Лок! – Тамао попыталась совладать с чувством горечи и страха – Почему ты здесь? – мир вокруг застыл: она просто не в силах была продолжать свою речь.
- Тамао – мягкий голос отрезвил молодую вещунью почти мгновенно: нет, все-таки это ее ошибка, он совсем не такой – Как хорошо, что ты пришла, я скучал – странная интонация должна была встревожить шаманку. Но девушка была слишком взволновано, чтобы понять, что мальчик сидящий перед ней уже давно не способен здраво оценивать не то что свои поступки, а даже мысли свои.
- Извини, у меня снова было видение, и мне показалось, что с тобой приключилось что-то дурное. Знаешь, пожалуй, сегодня единственный, раз, когда я рада своему промаху - Тамамура застенчиво улыбнулась.
- Ошиблась? Тамао, Тамао - тон прокси-учителя погрубел, заставив предсказательницу вздрогнуть – Когда они даровали тебе эту силу, я думал ты будешь, счастлива: мне так хотелось что-нибудь тебе подарить, чтобы тебе было не так грустно после моей «смерти»! - Он повернулся к девушке, и вспышка безумной догадки опустошила Тамао: в блеклых глазах этого уже почти взрослого человека она вновь увидела десятилетнего ребенка. Беззаботная мальчишечья улыбка закралась новым страхом в ее душу, но больше всего ее испугало другое – рой молчаливых стражей, сновавших рядом с забывшимся подростком в одно мгновение замер впиваясь тысячами невидящих глаз ей в душу. Что происходит? Почему все так?
- О чем ты Лок? Я…я… - она не смогла закончить, агония прозрения была слишком тяжкой ношей.
- Йо опять это сделал… почему сенсей так беспокоиться о нем, я могу стать лучшим шаманом… правда? – и снова ребенок из ее прошлого вернулся в этот мир – Жаль, учитель не видел как я напугал его - задумчивый взгляд Лока вновь обрел осмысленное выражение – Тамао, что ты здесь делаешь?
    Девушка не могла вымолвить ни слова: что с ним? Он не помнит, что говорил и минуту назад? Он… он напал на учителя Йомея… и на Йо, но зачем?
- Это ты? Ты сделал это? – сорвался с уст ее слабый крик – Они же ничего тебе не сделали, они всегда заботились о тебе – слезы текли по щекам кокури.
- Что Асакура тебе сказал? – злость прорвалась сквозь мнимое спокойствие  - Я не желал ничего плохого, просто хотел, чтобы они увидели, каким сильным я стал – юноша метнулся к Тамао, но у нее не было сил даже на то чтобы сделать один единственный шаг – шаг назад. Свернуть с пути, только из-за отверженной веры, или из страха перед неизвестностью? Чего она боится больше: его или своей беспомощности?
- Почему меня никогда не воспринимают всерьез?… ничего не хочу доказывать… они не смогут меня остановить, потому что я стану еще сильнее. – Внезапно юноша скривился от приступа накатившей боли – Ничто и никто Тамао, ты меня понимаешь?
- Лок?! – девушка неосознанно поддержала его, оберегая от падения: Тамао вдруг поняла, что только она сейчас стоит между ним и ее друзьями: что случится, если этот израненный зверь, вдруг впадет в ярость? Он убьет любого, кто окажется рядом, даже ту, что защищает его.
- Я оставлю их, если ты отправишься со мной, туда… туда, где мы оба сможем быть свободными… Тамао… помоги мне - болезненный стон едким шипом впился в ее память, заставляя задуматься обо всем, что произошло за эти дни и о том, что еще может произойти - Тебе решать, Тамао!

Неактивен

 

31-03-09 22:26:46 #8: Nair

Стабильный
Откуда: П-Камчатский
Здесь с: 05-11-08
Сообщений: 70
Рейтинг :   

Re: Одержимый духами

Глава 6
Холодные горы

    И снова день вступил во владения мира с новой болью и с новыми испытаниями для людей. Человеческий город в пороках и суете захлестнула быстротечная неизбежность, для кого-то смерть для кого-то всего лишь начало пути, прыжок в сторону или падение в неизвестность. Именно такой выбор и сделала Тамао: она шагнула в бездну, в непроглядную тьму страха, кокури выбрала Лока… потому что не знала что есть его сила, потому что боялась и потому что хотела добра. Возможно, шаманка просто была слаба духом, но она хорошо понимала, что грозит ее друзьям, и многим другим людям, волею судьбы оказавшимся у него на пути, если вдруг она отринет его мольбы.
     Дом встретил ее тишиной: раннее утро сделало свое дело, одарив людей несколькими часами спокойного сна, даже Анна уступила усталости, позволив теплой дреме позаботиться и о ней - итако, не любящей ждать. Тамао была даже рада тому, что ее отсутствия не заметили, это дало девушке несколько часов на раздумья и на тот пугающий поступок, который кокури собиралась совершить. Ей не потребовалось много времени, чтобы собраться, в конце концов, не так уж и давно она сюда прибыла. Уйти не попрощавшись, покинуть близких, не объяснив причин  – а был ли иной выбор? Нет…
- Тамао… Тамао да что ты собственно делаешь? - просочился сквозь стенку остроносый Кончи.
   О, духи… ну, конечно же… духи… как она могла о них забыть, как вообще она собиралась сбежать, если стражи – хранители были все еще рядом. А Лок, что он скажет? А что изберут для нее в наказание те твари, что рядом с ним… дремлющая сила, клочья чье-то черной души?
- Убирайся! – прошептала шаманка, собирая волю в кулак, с силой щуря глаза, чтобы не расплакаться прямо здесь в этой полутемной комнатке – Убирайся, уходи, я не хочу тебя больше видеть – не кричать, только не кричать, иначе… он не оставит Йо в покое, иначе может произойти что-то действительно страшное. Горечь подступила к горлу и девушка поняла, что выдержки ей не хватит: мне плохо, я устала, я не хочу ничего этого, просто не хочу… - сердце отбарабанило суетливый марш, и Тамамура бросилась наружу, прорываясь сквозь серость застывшего жилища на свет… в зарождающийся день лета.
    Лисенок угрюмо показал язык вслед метнувшееся хозяйке, и нырнул обратно в стену: уж если у юной госпожи плохое настроение это не повод, отыгрываться на духах, у нас, между прочим, тоже есть чувства Тамао - шаловливая злоба, отклик от того, кто сам так долго зло шутил над людьми.

    А тем временем утро добиралось и до других обитателей дома, первым проснулся Йо, чей вязкий сон был развеян жестоким лучиком солнца, взглянувшим шаману в глаза. Как не прискорбно было осознавать, но вставать действительно было необходимо: Анна еще накануне вечером пригрозила ему расправой, если он проспит назначенный час побудки.
    Правда не все оказалось так просто как говориться на словах: взгляд неумолимо набрел на радужные пейзажи за окном, ясное небо и чистый воздух, пробивавшийся с улицы, не мог ни оставить равнодушным младшего Асакуру. В итоге, погревшись в лучах восходящего солнца минут этак с двадцать, он все-таки добрался до кухни, где как водиться его и встретила будущая жена – борец с ленью номер один в этом доме.
    Анна сидела на корточках возле стола, размеренно принимая маленькие дозы крепкого чая, ее движения были неспешны, но вместе с тем Йо понимал, что в любой момент это внешнее спокойствие может исчезнуть, повергая его и всех, кто еще находился в этом доме в пучину хаоса.
- С добрым утром – выплескивая очередную порцию позитива протянул Йо, искренне надеясь, что девушка проснулась сегодня в хорошем расположении духа.
- И с чего бы это ему быть добрым Йо? – резко воскликнула итако, продолжая все так же размеренно отпивать чай – Я что-то не вижу завтрака… так, и будешь стоять на месте или все же сделаешь хоть что-нибудь полезное?
- Будет сделано! – отчеканил шаман, козыряя своему военачальнику: спорить, было бесполезно, а есть то действительно хотелось, так что Асакура пародируя солдатский шаг, направился к плите. Теперь уже не стоял вопрос о том насколько Йо хорошо умеет готовить, было лишь воззвание к духам - а почему это делает именно он? Тамао всегда перекладывала на себя большую часть обязанностей по хозяйству, всякий раз как посещала их скромное жилище, но этим утром кокури не спускалась вниз, и это несколько удивляло, хотя и не настолько, чтобы всерьез обеспокоиться столь неприятным фактом.   
- Ааа… спать… почему я не в своей постели а? – хриплый мальчишеский голос с порога привлек внимания задумавшегося шамана – Нет, надо было идти вчера домой  - Манта сонно потягивался с трудом продирая слипшиеся от глубокого сна глаза. Картина оказалась вполне привычной: рабовладелица Анна и вечно загруженный, но извечно веселый Асакура Йо. Так кого-то, однако, не хватает… но вот кого? Эх, почему с утра голова так скверно варит?
- Плохо спал, коротышка? – без тени участия отозвалась Анна. Готов поспорить ответа она от меня не ждет.
- Да нет, что вы Анна – сан – Оямада смущенно заулыбался: а что он собственно еще мог сделать? Сказать: мне было жестко на вашем футоне или ой меня клопы закусали.  Как же, станет она слушать.
- Хм… странно, почему Тамао еще не спускалась? Йо иди, разбуди ее, долго спать вредно для здоровья – тоном, не терпящим возражений, произнесла Киояма, задерживая взгляд на слегка оторопевшем парне.
- Но Анна! - шаман уж ни как не хотел вламываться в комнату девушки, и тем более будить ее.
- Да, Йо? – итако вопросительно вглядывалась в нареченного, словно не понимала, отчего это он застыл на месте.
- Ну ладно, ладно… иду – пожимая плечами, отозвался юноша, оставляя кастрюльку с рисом на плите: ну это уже не нормально, я и фартук, я и плита… Амидомару, где же ты? Воин самурай, небось, никогда не занимался готовкой на службе у императора.

     Несколько минут после ухода приятеля, Манта и Анна провели в молчание: ни ей не ему не хотелось разговаривать, слишком свежи были воспоминания прошедших суток. Для Анны это были слова тех мертвых, что говорили с ней, а для Манты… для Манты это были признания Тамао: все же мысли о том, что необходимо было обо всем рассказать остальным, не давали ему покоя. Наверное, именно из-за них парнишка так отвратно спал этой ночью:  ему грезился недобрый клыкастый пес, чья тень сливалась с сумраком ночи, а вой истошным криком прорезал все вокруг, эта дворняга вгоняла Манту в оцепенение во сне, а уж когда он вспоминал о ней наяву, становилось совсем жутковато. Шварканье подгорающего риса заставило обоих вернуться к тому, с чего и начиналась их реальность: к усталости и бессилию подступившего дня. Первое что умудрился осознать коротышка так это то, что к плите подошла Киояма, а не он: вот уж никогда бы не подумал, что она сделает это – перемещает яства деревянной ложкой и вновь усядется напротив него, как будто все, так и должно быть. А может, я просто сплю? Ну, тогда где же эта противная псина, со зловонной пастью и жадно горящими глазами?
- Анна… Тамао нет – как-то удивленно произнес Йо, показываясь в дверях их уютной кухоньки, выглядел юноша действительно не слишком уверенным. -Так вот оно что, а я то думаю, кого не хватает! Интересно, а она так рано ушла или вообще не возвращалась? – несносная мысль прокатилась по глубинам сознания, отзываясь недобрым эхом темных подозрений. Кажется, я попал…
- То есть, как это нет? – переспросила Анна, отставляя свою опустевшую чашку в сторону – Она уже встала?
- Нет, она ушла, ее вещей нет - Асакура Йо был слегка ошарашен подобным поворотом событий: когда она вообще успела? И почему?  Все это было слишком странно и весьма нетипично для Тамао: а вдруг случилось что-нибудь плохое, надо срочно ее найти…
    Медиум молчаливо оглядела комнату, словно обдумывая слова сказанные женихом: вывод напрашивался сам собой – девушка сбежала, причем без каких-либо видимых причин, хотя нет причины все-таки были, не зря же Тамамура ходила весь прошлый вечер подавленной, Анна мнимо упрекнула себя за ту мимолетную слабость овладевшую ею накануне: Киояме просто необходимо было переговорить с кокури еще тогда, а не восстанавливать свое утраченное самообладание командирскими замашками. О, да и у нее были свои слабости пусть даже их и не замечали окружающие, пусть даже мимолетный срыв оказался так же глубоко запрятан, как и ее истинные чувства. Но озираться назад и жалеть себя бессмысленно: время не повернется вспять по одному мановению руки, да и не создать идеал в бесконечном переправлении собственных ошибок. И пусть быть сильной значит быть жестокой: идти вперед и не оборачиваться, не смотреть в пропасть под ногами, драться пока есть силы - это был ее выбор.
- Что ж… думаю, не стоит делать преждевременных выводов, возможно, она всего лишь не выдержала напряжения последних дней  – Киояма и сама не верила в то, что говорила, но кто-то должен был держать ситуацию под контролем, не допустить хаоса и тем более каких-либо необдуманных действий. Все что сейчас требовалось – это немного времени, кусочек утреннего тепла и горячий кофе – три маленьких аспекта здравомыслия.
- Анна! – голос юноши стал тверже, Йо с трудом сдерживался, чтобы не нагрубить, порой внешняя жестокость его итако выводила шамана из равновесия - Ты же не предлагаешь нам забыть об этом?
- Конечно, нет Йо, но мы не можем думать еще и об ее бегстве, у нас есть проблемы и посерьезнее.
- Э, ребята… - Манта нервно переводил взгляд то на одного участника словесной баталии то на другого, понимая, что если сейчас он не выложит все на чистоту, то потом у него могут возникнуть проблемы с обеими воинствующими сторонами. Не то что бы коротышка боялся гнева медиума, просто вдруг осознал, что его клятвенное обещание молчать, больше не имеет смысла: Тамао ушла, исчезла после встречи с Локком, а это значит, что ее подозрения насчет него оправдались. Оямада не мог заглянуть в чужое сердце, но он мог понять… понять, что шаманка сейчас нуждается в помощи.
- Ребята, кажется, я знаю, почему ушла Тамао – на его лице появилась виноватая улыбка, которая тут же увяла под грозным взглядом Анны.

    Усталость, тоска, одиночества… размеренный стук мчащегося поезда и новая печаль.     Почему-то в поездах это острее всего прочувствовать, может быть потому что, уезжая куда-то, ты отрываешься от дома и начинаешь четче ощущать пустоту в собственной душе. За окном беззвучно мелькает жизнь: сначала серые строения города, затем пригород и наконец тоскующее - печальная листва деревьев – все это проносится мимо не оставляя в памяти даже отпечатка эмоций, все уходит… уходит прочь.
     Тамао в бессилии опустила взгляд, не желая видеть этого мира, но бежать было бесполезно. Вот он рядом, в глазах соседей по купе: в личике смеющегося ребенка прильнувшего к окну, в резких чертах старухи, чей век непомерно велик по сравнению с ее короткой жизнью.
- Девочка, почему ты грустишь? – невинный детский взгляд заставил сердце шаманки сжаться, она уже не понимала, что ее угнетает больше – то, как она поступила со своими друзьями или, то, как она поступает с собой. Сейчас ей больше всего хотелось сбежать, не только от Йо и Анны, но и от Лока, от всего мира, забыть обо всем и сделать вид, что ничего этого нет…. Однако оставить Лока одного значило обрушить на чью-то голову непосильную ношу чужого отступничества.
- Нет, я не грущу, просто очень устала – ложь, которую люди говорят слишком часто, просто, потому что они привыкли к ней.
- Устала? Поспи… - этот голос овевал холодом, несмотря на то, что он принадлежал ее другу, он был с ней рядом, но чувства и мысли его оставались, загадкой для Тамао. Теплая улыбка, посланная им – снова ложь? Опять обман – я улыбаюсь,  значит мне хорошо?       
    Я тоже могу подарить соседке улыбку, но разве от этого я стану счастливее, разве успокоится моя душа от гримасы притворства? Лишь ее стареющее лицо будет обвеяно умиротворением – «Двое детей возвращаются домой, одни… но они улыбаются, а значит все в порядке».
     Час за часом, вечность может пролететь незаметно, даже если ты в тоске, даже если на душе скребется тысяча голодных кошек. Ночь… сон… ты, они, наши соседи… ясная синева, белый свет луну и холодный горы вдали… снежные горы Осорезана.  Я не могу спать, потому что чувствую, как мертвые у тебя за спиной смотрят на меня, я знаю это зло в их остекленевших взорах, я слышу их голоса и мне плохо, потому что я не в силах противостоять им, потому что не справлюсь, потому что дальше будет еще хуже.
     Надрывный стук колес и рев ветра, за тонкими стеклами маленького купе, гулкий говор за стенкой и запах табака из-за дверей… холодные горы Осорезана… Йо… Анна…

Неактивен

 

31-03-09 22:48:00 #9: Nair

Стабильный
Откуда: П-Камчатский
Здесь с: 05-11-08
Сообщений: 70
Рейтинг :   

Re: Одержимый духами

Глава 7
Поиск

    В утреннем воздухе отчетливо застыл холод, солнце еще не успело согреть окружающие леса и этот город среди серых гор - мнимый туманный Аомори. Все вокруг было пропитано мистической энергией, тонкими нитями загубленных и потерянных жизней, чьих-то смертей и чьих-то прощаний. Где бы не покинула мир бездомная душа, она всегда стремилась сюда: в обитель павших, в вязкую мглу над лесами, во рвы и копи древней земли Осорезана.
     Чтобы здесь жить, надо быть сильным, тут сражаются даже во сне: с демонами, с собой ли… Эта обитель храбрости и место упокоения заблудших. В этом городе у подножия хладных пиков впервые осознал себя ребенок: он не помнил своих родителей, как не помнил, было ли его названное имя настоящим, мальчик просто забрал его себе, когда понял что взрослые не в силах дать ему даже этого… Лок… Лок…Лок.
    Быть с рождения одному, каково это? Обидно? Больно? Его ранил собственный дар, талант казался проклятием и причиной всех страданий. Это было время под грифом одиночества и смерти… маленькой бесформенной сущности лишающей даже того чем не владеешь.
    Она всегда была слишком близко, поэтому то он и боялся ее, поэтому то и сражался с ней, стремясь стать сильнее, чтобы больше никогда не знать смутного чувства беспомощности и ненависти ранних лет. Какая ирония: юноша принял смерть как благословения во тьме тех пещер, просто потому что вдруг перестал чувствовать свою силу, может быть, он просто устал, а может… да  какое это имело значение сейчас, когда юноша вновь вернулся туда, где все началось.
   Древа этих чащоб, знакомая тропа, ее рука в его руке и молчание, мертвое ненавистное молчание. Почему она молчит? Я снова сделал что-то не так? Что? Обидел ее, унизил? Нет, я всего лишь хотел отделиться, забыть о том, что они думаю, что говорят эти люди. Мне хочется покоя.
- Покоя? – тихий шепот отозвался эхом в лесной чаще – У тебя был покой.
Шаман обернулся, но уста спутницы все так же смиренно умирали… беззвучно…
- Она не подарит тебе радость, а он опять встанет на твоем пути – и вновь мерзкий отзвук, но девушка молчит, лишь голоса тех кто мне верен разбивают тишину: рокот моих стражей настойчив – они знают тебя, они хотят тебя, зовут тебя … кто ты?
    Молчание - снова эта боль, рваная рана одиночества, я не хочу быть один, я не буду один, я буду сильным …Тамао – он рванул за собой ведомую руку отчасти забывая, что за ним идет живой человек.
    Тамао споткнулась и едва удержала равновесие, но «друг» продолжал все также неумолимо тащить ее вперед. Кто же ты, кто? Мальчик, которого я знала? Человек, которого могла бы полюбить? Кто ты?
- Лок! – горький зов исчез в пустоте.

     Экспресс «Полярная звезда» до Аомори шутливо загремел отъезжая от перрона, и шумная толпа колыхнулась в прощальном жесте родным и друзьям, покидавшим Токийский быт и суматоху. Трое ребят продолжали вглядываться в исчезающий мир железных башен, отчетливо осознавая, что спокойной жизни пришел конец. Молчание прервала Анна, ни Асакура, ни Оямада не ожидали, что первой заговорит именно она:
- Зря ты с нами поехал, коротышка, это может быть довольно опасно – девушка метнула острый  взгляд из-за  полуопущенных век.
- Я не собираюсь убегать!
- Тогда лучше не мешайся под ногами Манта, Йо не должен думать о посторонних вещах во время сражения – медиум задумчиво всматривалась в размытые цвета пробегавшего за окном пейзажа. Сейчас она думала только о грядущей встрече с новым врагом: для нее все стало предельно понятным еще тем утром, когда, запинаясь и отшучиваясь, Манта рассказывал им об обещании Тамао и о человеке, исчезнувшем четыре года назад, о Локе.
    Он появился впервые на пороге дома учителя, с силой, которую приобрел в пещерах, неудивительно, что его поступки так спонтанны, тьма «той стороны» способна свести сума - как жаль, что Йо этого не понимает, для него Лок все еще его друг, быть может, растерянный и обозленный, но все же товарищ. И не нужно смотреть в будущее, чтобы понять - Асакура попытается его спасти, даже если обстоятельства будут против него, и не останется ни одного шанса на успех - в этом весь он
- Ты действительно думаешь, что мне придется биться с ним? Почему ты так уверена в его причастности? Никто не может провести в туннеле четыре года и остаться живым и не вередимым - Йо отчаянно искал объяснений, ему не хотелось верить, что мальчишка, с которым он играл в детстве, может быть способен на такую жестокость. Быть может все совсем не так, как говорит Анна: что если Лок тогда просто сбежал, подался жить в другой город, а теперь вернулся в ностальгическом порыве по прошлому. Нет, все-таки это бред… мог ли он бросить все: друзей, мечты, надежду? И просто сбежать? Нет… сколько Йо себя помнил Лок был целеустремленным и чудовищно самоуверенным, гнался за своими идеалами не жалея сил, порой забывая что он всего лишь человек. Но способен ли был паренек перейти роковую черту? А если да, то каковы мотивы? - Они есть у всех, я знаю: разница состоит лишь в том, на что человек способен пойти ради достижения своих целей.
- Живым, мертвым ли покинул чертог, разделяющий два мира, не имеет значения. Ты и сам это прекрасно понимаешь, он был тебе другом, а теперь стал нам опасным врагом, и если ты не разрешишь эту проблему, то это сделаю я! – девушка сжала в ладони нить небесно-синих бус и вновь отвела взгляд.
   В купе повисло молчание, и опять все трое принялись за невеселую игру умов «кто заговорит первым».
- А что же с Тамао? Думаете, с ней все в порядке? – Манта, наконец, решился задать уже давно мучивший его вопрос. Когда девушка исчезла, им с трудом удалось отследить ее путь от дома: она покинула Токио на таком же поезде с местом прибытия в Аомори. Почему она вдруг уехала и не одна, а с  тем от кого казалось, нужно было держаться подальше? Ее обманули или же шаманка с самого начала осознанно пошла на этот шаг?
- Конечно, с ней все хорошо, Лок не причинит ей вреда – Йо попытался утешить друга улыбкой – Уверен, мы сумеем разрешить дело миром.
- Нельзя спасти каждую заблудшую душу, Йо – Анна печально качнула головой, не поднимая взгляда на своего жениха.
- Ты уже говорила мне это однажды, Анна – он смотрел на итако с неким сожалением, шаман не всегда мог понять свою подругу.
- И что мы будем делать? – Оямада снова попытался разорвать бессмысленную тревогу, окружавшую их – Аомори большой город, как найти двух человек среди тысяч других.
- В этом нет нужды, духи помогут нам – медиум спонтанно подергивала свои четки, красный ворс кисточки плавно покачивался из стороны в сторону - наверное, так кошка играет с клубком: усатый Пушок катает его по полу в бездумном трансе не в силах остановиться и отступить от привязчивой забавы.

    Они вышли  из леса по завершению дня: горные хребты, окружавшие долину, уже скрылись в туманных дымках, не желая прощаться с уставшим солнцем. Опушка обрывалась каменистой почвой, упираясь в самый берег темной реки, несущейся мимо стремительным потоком. Такая могущественная и такая непредсказуемая, великая мощь, повернуть вспять которую не способен никто, или вернее почти никто.
    Тамао растратила последние силы на жалкие попытки справиться с подступающими слезами: было горько и дурно....
    Кокури обвела беспокойным взглядом пустынный берег, надеясь отвлечься от бесполезного самобичевания и взять себя в руки. Неожиданно ей открылось то, чего девушка не заметила раньше: окружающая пустошь хранила в себе жемчужину – синтоистский храм, полуразрушенный и ветхий дом с пологой крышей и блеклыми признаками былой жизни, когда-то царившей в нем. Одряхлевшая деревянная статуя дракона изъеденная временим и неумолимой природой, приветствовала угрюмым оскалом. Мастер создавший ее скорее стремился к страху, чем к вере ведь этот зверь вселил бы в людей ужас, если бы вдруг ожил.
- Я дома – слабый шепот Лока заставил Тамамуру вернуться к ее собственной боли – Тамао, мы дома - детская безмятежная улыбка пугала сильнее чем все это могильное убранство вокруг.
    Кокури рухнула на колени не в силах больше сопротивляться темному мирку, и слабый шепот тысячи душ, наконец, достиг ее разума: мы не обидим… нет, мы сделаем тебя сильнее… хочешь? Хочешь?  Хочешь?
    - Сила только для меня, проведение без ошибок, никакой боли, никакого бессилия, пьянящее чувство превосходства… да? нет?

    День сменился ночью, а ночь днем, время словно взбесилось, делая отчаянные попытки бежать быстрее, этот так тяжело когда все вокруг вертится: одно событие сменяет другое, а ты не в силах даже заметить этого, что-то остается упущенным и уже нельзя понять что явь, а что лишь игра воображения.
    Так час за часом шли поиски одного единственного человека – Лока, желчное напоминание об еще одном потерянном скреблось в закоулках памяти Йо. Тамамура Тамао, девочка из детских лет радужно улыбалась, неуверенно махая в след убегавшим товарищам. Как же давно это было, тогда они еще не делили дружбу на куски, забывая о прожитом и промысленном счастье.
    Лес - знобящий и холодный, пропитанный ночной росой, запахом мокрой земли и еловых иголок давил на шаманов вековым проклятьем горя и забвения. Для Анны это снова была работа, поиск истины и человека, она отгораживала все чуждые чувства – жалость, тревогу, волнение – она не могла позволить сомнениям помещать предначертанному, даже осознавая, что этот сухой расчет может, причинит боль близким ей людям. Но долг всегда важнее - исток всех деяний, он двигает мир, долг это то, что может сломать и даже ожесточить - неизбежность, которую она всегда принимала.
    Четки, обдуваемые ветрами Осорезана, покоились в руках итако, бусинка к бусинке эта нить опускалась на дно мира духов, позволяя четче ощутить энергию ушедшей жизни, таящуюся в сумрачных горах умиротворенных земель. Слабый шепот… едва слышный, но все же настойчивый и неумолимый протяжной мелодией смертельной симфонии сочился из самой чащи: там средь шума воды, елового клекота древесных исполинов и чьего-то тяжелого дыхания она узрела его… серый обрывок тьмы… злобного духа Они…
- Так вот все как, на самом деле – ее голос заглушил трепет слов подносимых ветром – Пора!
    Йо вздрогнул, оторвавшись от смуты собственных мыслей, сначала парень даже не понял, что пробудило его внимание, но испытывающий взгляд медиума ответил на вопрос мгновенно. Пора…
    Шаман сжал  рукоять меча не в силах даже вынуть клинок из ножен, он не будет сражаться, он попытается, одолеет гнев словами. Но что если вера не поможет, а бывший друг вдруг станет злодеем? Ну что ж, тогда ножны явят на свет меч, и он единый со своим духом будет сражаться за жизнь друга, которого когда-то знал, за его смерть и за его разум как дрался бы за выживание любого другого. 
    Взгляды шамана и медиума встретились, оба решили для себя, что в этой схватке противоречия не станут камнем преткновения, укоры и сомнения вырвутся лишь после, едкой волной печали и сожалений или же горячим тактом взбунтовавшегося сердца… да будет так…

Неактивен

 

31-03-09 23:24:01 #10: Nair

Стабильный
Откуда: П-Камчатский
Здесь с: 05-11-08
Сообщений: 70
Рейтинг :   

Re: Одержимый духами

Глава 8
Выбор

Пришедшее утро было холоднее и печальнее предыдущего, на берегу реки - священной обители древнего храма даже природа прибывала в смиренном молчании. Возможно, это лишь чье-то воображение сложило причудливый узор увядшего мира? Мое ли? Сколько раз за последние дни я забывалась в смутной дреме, погружаясь в водоворот минувших событий, в эти мгновения меня уже не интересовало, чем встретит меня следующий день.
    Пожалуй, ужаснее всего - смотреть на небо, сотканное из самой сути бытия, слушать лес полный душ деревьев, странно, но даже они теперь кажутся живыми людьми когда-то умершими, но вновь восставшими из праха на своих старых костях. Когда-нибудь и я покину этот мир, и что останется после меня? Я исчезну: с последним вздохом того, кто помнил меня, уже не кому будет позвать мою душу… это больно… ах, нет… просто холодно и противно. Да, противно - если стану вдруг бледным приведением без дома одиноко бредущим к Осорезанским горам.
    Прохладный ветерок скользнул по озябшим пальцам - холод к холоду… Тамао потёрла ладонь, пытаясь согреться, но руки онемели от колкости ночи, и казалось, будто они давно превратились в лед. Бесплодный свет пробивался через дверную щель не в силах рассеять тьму, сгустившуюся над девушкой, лишь блеклый стебель света пророс внутрь, медленно подбираясь к ней, однако сиянию дня подобно сумраку ночи суждено исчезнуть, им не достанутся ни ее слезы, ни ее печаль, лишь смутный оттиск чуждого присутствия пронесется уходящим в след.
    Тамао с трудом поднялась на ноги, уже не ощущая ни холода, ни страха лишь безразличие и глухая усталость продолжали жечь изнутри, наверное, проще было бы сдаться, предавшись воле бурного потока судьбы, но корни воли и жизни слишком крепко вросли в ее душу. Шаманка остановилась у дверей, не решаясь открыться солнцу, так просто  сделать еще один шаг и протянуть руку к свету, приятному теплому лучу огненного шарика, который наверняка спасет ее из ловушки собственного нежелания и слепой тягости. Но тело застыло, а разум, увы, не мог двигаться, кокури словно промерзла насквозь, лишь глаза продолжали жить, медленно двигаясь к образам в белых пятнах света рвущимся из створок дверей. Резкий грохот снаружи вывел ее из странного оцепенения, превозмогая рвущийся шепот у себя за спиной и то вязкое чувство усталости, что не давало сердцу биться быстрее, девушка, наконец, распахнула темную преграду и увидела трех людей на берегу, людей которых она знала.

   Йо решительно продирался через кустарник, с неохотой признавая, что другого пути нет, колючки вцепились в куртку, нарочно не желая его отпускать. Сделав нелегкий рывок, он все же оказался на свободе.
- А порубить мечем, в голову не приходило? – язвительная нотка в голосе Анны заставила его поежиться - вот черт! - юноша совсем забыл, что девушка идет следом.
- Э… ну нас тогда бы услышали – довольно удачная мысль. Надо же…
- Нас и так отыщут. Ты так рвался вперед, что надела много шума! - медиум не стала больше тратить время на глупую перебранку и просто прошла мимо, мысленно подмечая какое наказание ждет Асакуру по возвращению домой, а в том, что они вернуться итако не сомневалась - уж об этом то она позаботиться.
- Хмм, я в порядке можете не беспокоиться – с безнадежностью в голосе пролепетал Манта, выползая из-под кусачих веток, хотя ему вовсе и не угрожало быть задетым ими, однако друзья похоже совершенно забыли о его существовании.
- Ах, вот и ты, прекрасно! Стой здесь и не высовывайся – скомандовала Киояма, сосредоточенно оглядывая окрестности – Не хватало нам еще и тебя спасать.
- А это уже удар ниже пояса, я сам могу о себе позаботиться.
- Знаешь, действительно побудь здесь, Анна права, я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилась – и что есть это? Я вам не мальчик «принеси-подай» чтобы молча стоять в стороне, когда друзья сражаются, однако… отчасти они правы, все, чем я сейчас могу им помочь так это стоять в стороне - как несправедливо.
- Да Йо– писк мыши и то поубедительней, знаю в таких делах я не помощник, но если понадобиться всегда буду рядом: сделаю все что в моих силах и даже больше чем от меня потребуется.
    Только сейчас Оямада заметил, что его спутники замерли, безмолвно вглядываясь во что-то вдали. Паренек суетливо обшарил взглядом все вокруг пытаясь поймать невидимую цель: на берегу реки куду они только что вышли, стоял дом, темное строение на фоне которого спиной к ним стоял юноша, худощавый парень в потрепанной одежде.
- Пришли все-таки! – низкий голос прошил сознание Манты – А я вас ждал – ну вот в такие моменты в старом добром американском кино главный злодей выкладывает свой жутко примитивный план и начинает мочить добрых самаритян спасающих этот насквозь коррумпированный и жалкий мир. - И что это за мысли за пять минут до драки, а? Лок не похож на парня с примитивной логикой или все же похож? Тогда хоть можно было  бы надеяться на традиционно хороший конец – приятную неожиданность для реальной жизни.
- Так это все-таки ты? – Йо вышел вперед, игнорируя многозначительный взгляд Анны и ее негодование. – Скажи мне, что ты не виноват в том, что случилось с моим дедом?
- Тебе будет проще, если я совру Асакура? Думал, придешь сюда  и я, раскаявшись, брошусь вымаливать прощение, ты всегда был таким наивным. Я вообще удивлен как тебя не убили на турнире, он ведь не для слабаков – подобная издевка было скорее в стиле сумасшедшего безумца, нежели манерой мальчишки которого когда-то знал шаман.
- Вот как. Сменил тему, а, следовательно, признался?- Анна холодно посмотрела на будущего соперника. – Ни один человек не способен выжить без потусторонней помощи во мраке Тартара. Твоя душа связалась с чьей-то еще, поэтому то ты до сих пор и дышишь, я права?
- Анна, о чем ты? – Йо кинул быстрый взгляд на девушку, на долю секунды шаман отвел взор от противника, и этого хватило, чтобы Лок сумел провести атаку ставшую полной неожиданностью для его бывшего друга: каменная глыба рухнула рядом с Йо, свет отделяющегося духа был красноречивее любых слов – нда… этот парень не любил терять время зря.
     Асакура был достаточно ловок, чтобы избежать этого удара, но сам факт происходящего поразил юношу больше, чем он мог бы предположить – так это все-таки он? Почему?
- Какая глупость! – скучающе произнес Лок сверля разгорающимся взглядом итако, которую ни чуть не испугала безбашенная выходка прокси-учителя – Дура!
- Если бы ты хотел нас убить, то атаковал бы в полную силу, хочешь говорить, но отчего же отказываешься слушать?
- Ответ не верный - юноша выступил вперед, подзывая рой духов к себе, чтобы новая битва началась уже с большей мощью.

    Когда началась вся эта неразбериха Оямада, наконец, понял, правильность избранного пути: ломануться сейчас на поле битвы было бы глупостью несусветной, хотя мальчишка должен был признать, что готов совершить эту глупость в любой момент. А ведь Йо все еще надеется, что Лок образумиться, лишь бы эта уверенность не подвела его.
    В пылу разгорающейся ссоры никто не заметил, как шаткая дверь строения вдалеке отворилась и на пороге приземистого укрытия появилась фигура девушки: мгновение и ярко-розовое пятно мелькнуло в сторону… - Тамао? Да, это она, но  что с ней, почему она бежит? Кокури скрылась за домом не позволив Манте разглядеть большего, что же делать, что делать? – Оямада посмотрел на друзей, но они сейчас были заняты совсем другими проблемами. Рвануть на прямую? Глупо даже для меня, придется делать круг, пробираться лесом в надежде, что чокнутый подросток – сталкер его не заметит. Черт… я делаю глупость, как пить дать, добром моя затея не кончиться, но ведь кто-то же должен помочь Тамао или хотя бы убедиться, что с ней все в порядке.
    Нырнув в кустарник, мальчишка снова вступил в чертог леса, Манта старался не подбираться слишком близко к речному берегу: не хотелось бы быть замеченным, звуки битвы становились все громче, а это означало, что Лок разошелся не на шутку.
    Среди деревьев замаячил темный остов дома, но, вглядываясь в длинную косу берега, он так и не увидел  беглянки: - Она, что скрылась в лесу? Ну, за что мне это? Опять придется побегать, бедные мои ноги.
    Манта попытался призвать всю свою интуицию и ум на раскрытие данной загадки, но единственное что пришло ему в голову, так это пройтись напрямик, он давно подметил странную особенность - в экстренных ситуациях люди всегда бросались вперед, даже не задумываясь над тем, чтобы свернуть с дороги. Может быть, и Тамао была подвержена таким порывам, однако с каждым бесплотным мгновением поисков паренек все больше разочаровывался в успехе своей затеи: в конечном итоге девушка была уж точно быстрее его, а он порядком выбился из сил. Неожиданно, как впрочем, и всегда, подросток буквально наскочил на объект своего внимания: шаманка сидела на земле, опустив голову, ее лицо полностью скрывали взлохмаченные пряди волос. Оямада не успел притормозить и, споткнувшись, грохнулся на землю, ушибленное колено отдало тупой болью, окончательно давая понять Манте, что сегодня явно не его день.
- Вот невезение  - он поднялся на ноги и взглянул на молчавшую девушку – Тамао? – холодный отрешенный лик не мог ответить, но понимание неправильности всего происходящего и не требовало слов – Тамао, что с тобой? Тамао, там Йо, он сражается с Локом, мы должны вернуться… Тамао?
    Девушка не вникала в слова, кокури даже не понимала их смысла, она просто знала, что сейчас с ней говорят. Мозг отказывался работать, и хотелось просто рухнуть на землю и заснуть, встретившись с покоем и забытьем. Что она может сделать? Зачем она здесь? Последние дни Тамамура только и слышала что злой зов из глубины самой тьмы, видение одно за другим мелькали перед ее взором, не давая ни передышки, ни ответов, порой ей просто хотелось избавиться от них. Эти образы – осколки чьих-то жизней, мольба и крик чуждых душ, картина прошлого и воля настоящего.
    Раз за разом мертвые стражи рассказывали ей тяжкую историю ненависти одного человека: злоба и гнев порождения его боли изъели душу когда-то столь чистую и непокорную. Воин чье сердце билось в унисон с друзьями, был предан и проклят самыми близкими людьми, и сущность мертвого приняла в этот час иной путь: его дух прогнивал изнутри, как тлеет плоть, от ненависти к тем, кого он когда-то любил. Черная душа - демон ночи - Они возник с его смертью, питаемый одним единственным желанием, желанием отомстить.
    Возможно, это и была истинная правда: ему всего было мало – и ненависти и любви и жизни, он захотел большего, поэтому то и принял Лока – скитающегося во тьме ребенка, чья воля и гнев так роднили их.
    Тамао с трудом силилась поверить в то, что только что поняла… неужели все эти голоса -  это мольба о помощи? Тех, кто когда-то был пленен на пути к загробному миру? И Лок… Лок один из них,  запутавшийся мальчик, чья жизнь застыла четыре года назад?
    И если это все правда, то она просто  не имеет права на бегство: сейчас там, на берегу реки сражаются близкие ей  люди – трое ребят, чьи жизни  являются частью ее собственной. Кокури с трудом поднялась, молчаливо вглядываясь в просвет между деревьями, девушка не знала, что ее ожидает, но она понимала, что Лок  опасен в первую очередь для самого себя, раня других, юноша ранит самого себя, уничтожая то светлое, что еще теплиться в его душе.
    - Не знаю, как, но я помогу тебе, даже если для этого мне потребуется пожертвовать своей жизнью…

    Хладный ветер прорезал лесную чащу, принеся на своих плечах звуки сражения: раскатистый гром прорвал воздух, и вдруг все затихло, тишина такая необычная и глухая заставляла сердце биться быстрее. Манта рванул через кустарник не в силах совладать с нарастающим беспокойством: только бы ничего не случилось! Его мысли застыли, как замерли те двое в серой пелене угасшей схватки, Анны нигде не было видно, но это вовсе не означало, что с ней могло приключиться несчастье, итако была из того сорта людей, что всегда выходят сухими из воды. По крайней мере, хотелось в это верить.
    Замешательство и пустота в самой глубине души: ну сделайте хоть что-нибудь, вцепитесь, друг в друга, но только не молчите, не хочу я видеть мертвые статуи - это слишком страшно, глупо… бессмысленно. Ну же, почему время тянется так медленно?
    Сдавленный смех, дикий совершенно безумный голос парня по имени Лок, стал неожиданным даже для Йо который уже и не пытался вразумить бывшего товарища, в какой то момент он просто осознал - драки не избежать. И теперь в эти странные мгновения между схваткой и неизвестностью он услышал этот смех. Да что, черт возьми, происходит?
- Я думал,  будет легко, думал все будет как раньше, зачем я здесь вообще?! – худощавый юноша закрыл лицо руками, мнимые мысли и такие же лживые слова в его исполнении были порой даже слишком правдоподобны. Но сейчас паренек был похож скорее на заблудшего путника, чем на грозного бойца: казалось, он не понимал, что с ним происходит – его глаза мгновения, назад пылавшие яростью, поглотила отрешенность. Йо чувствовал: происходит что-то опасное и, тем не менее, обнадеживающее – выходит Анна все-таки права и большую часть времени над мальчишкой властвует тот, чье тело давно истлело во мраке минувших веков. Надо выждать. Надо… Асакура знал мнение Анна на этот счет: она предложит напасть, только потому что возможно другого шанса не будет, но ее сейчас здесь нет, она выполняет свой план – частью которого является и он. Раз Лок затих, медиум скоро появиться вновь и тогда придется делать выбор меду долгом и своими приоритетами, а чья воля победит уже не вопрос.
    Шаман выставил вперед меч – жест защиты одновременно и подготовка к нападению: юноша должен был быть сосредоточен и внимателен, он – отвлекающий маневр и если противник поймет это то план столь совершенный на его взгляд рухнет под тяжестью непредвиденного. Еще мгновение и вот уже время снова рвануло бешеным потоком вперед для всех участников и наблюдателей этой баталии: стражи прокси – учителя стали врастать в единый вихрь, собираясь вокруг своего господина – смутный туманный силуэт того, кто был истинным кукловодом этой пьесы, предстал перед противником. Йо видел серую тень – душу того, кто, когда-то сплел свои сети во мраке Тартара – воин, пожиравший чужие души, чтобы отомстить, рожденный во тьме силой ненависти и горя. Нужно довериться Анне, ее слову и делу, она итако призывающая духов способна управлять ими, она сможет запечатать зло, но для этого Йо должен пожертвовать душой Лока: если тот не разделится с духом хотя бы на миг, у него не будет ни одного шанса на выживание.
    Рев демона прорезал вязкое ожидание, и Асакура приготовился атаковать: шаман готов был забыть даже о страхе, причинить боль, когда вдруг Лок застыл с отчаяньем и удивлением на лице, Йо среагировал почти мгновенно остановившись, подражая оцепеневшему оппоненту.
- Прекрати, не делай этого! – голос срывался на каждом слове, Тамао пересиливая усталость, бежала по направлению к сражающимся. - Послушай меня Лок, я верю, ты можешь бороться с ним: тебе не нужна никакая мощь, чтобы быть сильным. Тебе хватало упорства и смелости, чтобы бороться, так почему же его нет сейчас, мне так хотелось быть такой как ты – девушка остановилась не в силах больше сделать ни шагу, она была слаба и беспомощна, не только физически, но и духовно. В этот миг отчаянье поглотила ее, и предсказательница уже не могла скрывать слезы – Вернись, прошу тебя, мне так нужна твоя помощь!
    Лок застонал в приступе дикой боли, его тело забилось в конвульсиях, отторгая духа. Но воля угасала, силы вытекали капля, за каплей бросая своего повелителя на произвол судьбы, как и все те, кто как ему казалось, должны были защищать его: стражи рвались на свободу, как и его душа, пытаясь вернуть потерянный покой. Всего на мгновения Лок снова ощутил себя счастливым, когда понял что снова один, что боль и чужие голоса покинули его, всего на мгновение.
Рев демона разъяренного потерей власти, глухой крик подруги и смутный женский силуэт на границе леса – источник другого рабства о котором он знал так много и так мало одновременно.
- Простите – ветер забрал слова, унося их, прочь, а сознание разбилось на тысячу осколков, забирая, у этого мира последнюю память о минувшей битве.

Неактивен

 

31-03-09 23:37:16 #11: Nair

Стабильный
Откуда: П-Камчатский
Здесь с: 05-11-08
Сообщений: 70
Рейтинг :   

Re: Одержимый духами

Ну все... отмучились wink  это вообще кто-нибудь читает? cool
ЭПИЛОГ
Токийское солнце вновь порадовало горожан почти забытым теплом: с трудом верилось, что в Поднебесную пришла осень. За окнами родной школы эти последние дни летнего застоя казались лишь одним мгновением из тысячи таких же, что день за днем встречали и провожали нерадивых наблюдателей. Порой именно в такие редкостные мгновения можно было уловить незамысловатую истину времени – если не всматриваться в окружающий мир, можно и не заметить, как стремительно он меняется. Может быть, в следующий раз привычные пределы серой погоды обернуться ослепляющей белизной нагрянувшей зимы, чтобы еще через миг снова поменять имя, предвещая возвращение жаркого лета.
    Оямада с трудом осознал, что вселенная сыграла и с ним подобную шутку: парнишка и не заметил как он и его друзья вновь вернулись к прежней жизни. События нескольких прошедших недель будто вырвали из книги бытия, оставив взамен лишь смутные тени и горький вкус пролитых слез. Все закончилось так же неожиданно, как и началось, не было ни проигравших, ни победителей, все что-то потеряли в той битве – Анна сумела пленить духа, улучив миг слабости противника, ее умения послужило верой и правдой навсегда запечатав злобную тварь в глубинах загробного мира, тысячи плененных душ снова обрели покой… а Лок, Лок тоже стал свободен если свободой можно назвать то состояние полусна – полусмерти, что называется комой.
- Он просто блуждает – ответила на это пресытившаяся итако, став вдруг необычно милосердной к  тому, кого казалось, должна была ненавидеть. Возможно, причиной этому послужило то, что с исчезновением угрозы не было больше необходимости брать на себя тяжкую ношу ответственности за всех них, а быть может, девушка попросту поддалась минутной слабости – краткой передышки между схваткой и реальной жизни.
    Пугающая битва осталось в прошлом, а его друзья вновь превратились в обычных школьников, радующихся каникулам, спорящим из-за мелочей и изгоняющих зло из школьных туалетов…
   - Эх… и я еще назвал их обычным, нет определенно обычного в них все же мало. - Задор и беспокойство вцепились в него крепкой хваткой, когда он, наконец, вспомнил что не просто так стоит на стреме в коридоре третьего этажа.
- Манта ты что уснул? – Йо, как ни в чем не бывало преисполненный благодушием и оптимизмом, таращился  на приятеля – Смотри, прозеваешь, достанется нам обоим – Асакура скорчил рожицу.
- И вовсе нет – обиженно протянул коротышка, надевая маску безразличия в тон товарищу.
- Ладно, расслабься, здесь в последнее время вообще никого не бывает, уж как они не верят в духов, а это место обходят стороной – шаман загорелся еще большим энтузиазмом лукаво поглядывая на дверь туалета.
-Легче сказать, чем сделать, не забудь, что у Анны есть скверная привычка сурово наказывать – последние слова Оямада буквально прошипел, стараясь, чтобы находившаяся за злополучной дверью староста, его не услышала.
- Еще раз тебе говорю, расслабься… все под контролем – уже не так уверенно протянул юный шаман, невольно оглядываясь… на поверку, вражеская территория оказалась зачищенной – благо срыва операции не произошло.
- И ты мне еще будешь говорить, что не смогу справиться сам – сурово провозгласил, знакомы голос за их спинами: так уж вышло что, пока они с интересом обсуждали свою дислокацию, и позиции которые запросто могли бы быть взяты штурмом, их настигла Анна.
- Но Анна, она же девушка… ты с ней быстрее нашла общий язык – на эти слова медиум ответила одной лишь самодовольной ухмылкой. Манта мог только догадываться, чего им будет стоить этот ее «вояж с пленением» в весьма нетрадиционном для женского присутствия мужском туалете.
- Кстати говоря, не думаете же, вы что я пошла на такое, только ради общественного блага? – хитрые искорки в ее глазах стали недобрым знамением надвигающейся беды. – Поход в кинотеатр – и это как минимум, как максимум - обед не хуже готовки Рю, ну? – несколько мгновений оба друга пытались поверить в услышанное.
   О, определенно, у Анны – сан сегодня хорошее настроение, о чем же таком она болтала с той призрачной девушкой терроризировавшей всех живых парней в округе? Пожалуй, об этом лучше даже не думать.
- Может китайская кухня? Позовем Рэна? – и парень и девушка уже успели выбиться вперед, оставив Оямаду медленно бредущим следом.
- Только если со сливочными пирожными Джун и чай будешь готовить ты – Киояма бесспорно выходила победителем в этой баталии.
    Как странно и как неправильно было все происходящее: Манта в который раз задумывался над тем, что же происходило с ними. Они веселились и дурачились, словно не было той смертоносной битвы в Осорезанских горах,  разве возможно забыть о таком?         
    Наверное, порой это просто необходимо, ведь невозможно вспоминать боль и страдания раз за разом – человек просто не приспособлен к бесконечному самобичеванию, иначе он просто задохнется в своих же собственных неудачах. И тогда нам ничего больше не остается, как просто идти вперед, не останавливаясь и не отступая…
- Манта с тобой все в порядке? – Йо обеспокоено смотрел на друга замершего посреди коридора.
- Ну да, просто я вспомнил о Тамао, она уехала от нас так внезапно, тебе не кажется, что мы совершаем ошибку, оставляя ее без поддержки?
- Не беспокоиться, ей нужно побыть немного в одиночестве, вот и все – Анна бросила туманный взгляд в сторону Оямады, и вновь возобновила шаг, не дожидаясь спутников.
- Думаю, с ней все будет хорошо, Тамао сама решила поскорей вернуться в Изумо, думаю, у нее на это были свои причины, мы должны доверять ей – Йо тепло улыбнулся другу, рассеивая последние сомнения мальчишки….

    Звездное небо приветствовало Тамао почти также как в ту ночь, когда она, еще не зная о грядущих испытаниях, вспоминала свое прошлое. Сейчас, как и тогда ее мысли овевала печаль: хотелась закрыть глаза и вернуться на годы назад в те времена, когда ее душа еще не знала бед, но каковы бы ни были ее желания, обратить время вспять было бы не под силу даже самому Хао.
    Кокури сделала глубокий вздох, в воздухе не было ни сырости того берега, ни
промерзлой жестокости Осорезанского поезда, в нем чувствовался лишь ели ощутимый привкус свежести и запах опавших лепестков вишни - странный аромат, взявшийся откуда-то из уходящих летних дней.
   Неожиданный порыв, окрик разума заставил ее сдвинуться с места: девушка не понимала еще, что за немыслимое беспокойство вдруг овладело ею, немой упрек дань тому же прошлому словно подтолкнул ее вперед. Шаг за шагом она ускоряла темп пока, наконец, движения шаманки не превратились в бег, девушка неслась через листву кустарников по знакомой тропе к берегу источника, который так хорошо знала. С каждым отчаянным шагом понимание происходящего представало перед Тамао все яснее и яснее пока, наконец, в одно мгновение не воплотились в то, чего она так когда-то боялась – перед девушкой предстали врата - туннель Тартар, ставший отчасти истоком ее бед.
   Девушка остановилась, наконец, осознав причину всей этой бешеной гонки: - это ведь все из-за меня, разве нет? Если бы тогда я не струсила и не сдалась, возможно, все могло бы завершиться иначе…
    Страх в непроглядной тьме туннеля слишком сильно впивался в кожу, и предательский шаг назад был самым простым решением, необходимо было лишь найти оправдание, смутную весточку с той стороны. Где же тогда были мои сомнения?
    Эта тьма, на самом деле чей-то свет, здесь пересекают реку мертвые, чтобы встретиться с теми, кого они когда-то любили, сюда приходят те, кто ищет силу, но многие ли из них возвращаются? Нет! Если я вступлю в смертельный чертог, вернусь ли? Нет…
    Я всегда опиралась на чье-то плечо, но помогала ли кому-нибудь в действительности, или же просто пряталась за своим неверием в собственные силы? Мне так хотелось храбрости Лока, но почему же я не хотела получить свою собственную стойкость? Ведь это так просто – всего лишь один шаг к своей цели, один шажок через тьму к свету, один единственный уверенный поступок…ведь выбор всегда остается за нами…

Неактивен

 


Board footer

Powered by PunBB + PE
Вебмастер ждет ваши письма, ага ^_^

[ Generated in 0.133 seconds, 8 queries executed ]